вівторок, 4 квітня 2017 р.

Из истории войн Херсонской мафии


Украинские читатели на “ура” расхватывают документальные повести о родимой мафии и похождениях отечественных бандитов в кровавые 90-е годы. Еще бы! Тогда настоящей властью в Украине были организованные преступные группировки, выдвигавшие “наверх” основательно прикормленных чиновников, судей и прокуроров. А пресловутые “разборки” напоминали локальные военные конфликты, сопровождавшиеся порой жестокими и массовыми расправами, которые никакому автору детективов и в страшном сне не могли присниться.

Сегодня предлагаем ознакомиться с наиболее жуткой страничкой истории херсонской мафии – борьбы за передел сфер влияния 1994-1997 годов, когда людей хладнокровно расстреливали прямо в центре города и среди белого дня. Публикация основана на документах, переданных ныне покойному министру МВД Юрию Кравченко в его бытность главой Херсонской облгосадминистрации. Дабы не бередить душевные раны родных и близких убитых или не нарываться на судебные процессы со стороны ныне здравствующих “антигероев”, здесь мы не называем подлинные фамилии, ограничиваясь инициалом или кличками. Но для людей сведущих и клички говорят о многом.

Итак, к 1994 году на Херсонщине окончательно сформировались и структурировались три наиболее мощные организованные преступные группировки “Заики”, “Чумака”, “Солнышка”. Они промышляли хищением дефицитных в ту пору нефтепродуктов с ХНПЗ, угоном машин из Югославии, Болгарии и Италии, торговлей браконьерскими уловами, а также рэкетом (три четверти бизнесменов Новой Каховки платили дань “чумакам”). В войне между собой у них особой необходимости не было – все уже поделили. Своих людей у ОПГ было достаточно повсюду: среди тех, кто был с ними “на связи”, значился финансист, который и сегодня возглавляет областной филиал крупного банка с иностранными инвестициями, заместитель начальника областного управления МВД, высший офицер управления по борьбе с оргпреступностыо и несколько оперативников УБОПа, чиновники и рыбинспекторы “Южрыбвода”. Однако беспечальную жизнь тогдашних “авторитетов” нарушило бесцеремонное вторжение некоего “Березы”.

К “профессиональному” криминалитету “Береза” никакого отношения не имел – он был отставным офицером погранвойск КГБ СССР. Оставшись не у дел после развала Союза, он воспользовался своим недюжинным личным обаянием, а также оперативными и организаторскими способностями, чтобы сколотить собственную “команду” из 50 бывших спецназовцев и воинов-интернационалистов, также не нашедших себя в “рыночной” действительности. Кровь и риск были их стихией, поэтому заявка на “кусок пирога” ОПГ “Березы” была равнозначна открытию военных действий. Свою группировку экс-офицер КГБ разбил на боевые пятерки, из которых самым законспирированным было “звено” бывшего “афганца” по кличке “Малыш”. Он подобрал к себе в “подчиненные” приятеля “Сироту”, который оказался настоящим талантом по части стрельбы по-македонски, умел втираться в доверие, мастерски владел техникой изменения внешности. Таких “незаменимых специалистов” охотно принял к себе в бригаду херсонец “Солнышко”, который как раз испытывал дефицит упорных бойцов. Но “Солнышко” и не догадывался, что фактически пригрел у себя “засланных казачков”, выполнявших задание настоящего хозяина.

Выполнив “заказ” на устранение “Барзика”, “Малыш” заручается полным доверием “Солнышка”, и на все “стрелки” и “разборки” выезжает уже от него. Тем временем самого “Солнышка” днем расстреливают из пулемета прямо на херсонском проспекте Ушакова. И когда пятерка “Малыша” приступает к планомерному “отстрелу” конкурентов “Березы”, это выглядит как самодеятельность одного человека, вознамерившегося стать “королем” преступного мира в отдельно взятом городе.
В 1995 на улицах Херсона постоянно стреляют: во дворе своего дома из пистолетов “ТТ” убит наповал заместитель главы облгосадминистрации из “команды” тогдашнего губернатора Виталия Жолобова, вздумавший “сыграть в свою игру” на рынке торговли горючим. Вслед за ним в мир иной направились еще трое предпринимателей с устойчивыми криминальными связями. Для “Березы” вроде как настал миг триумфа – соперники устранены и можно прибирать к рукам “бесхозные” фирмы и группировки. Но все замыслы сорвала ожесточенная грызня в наиболее боеспособной пятерке “Малыша”.
Его бывший верный друг “Сирота” счел, что и сам достоин командовать, так что весной и летом 1996-го в Херсоне “Сирота” еще с одним сообщником расстреливает самого “Малыша” и двух его “бойцов”.

После смерти “Малыша” победитель “Сирота” становится вторым лицом в ОПГ “Березы”. Бригада активно занимается огневой подготовкой, выезжая для этого на закрытый военный полигон в Цюрупинском районе и на свою базу в Чернобаевке. Теорию не забывают подкреплять “практикой”: в список на ликвидацию попадают “авторитеты” “Заика”, “Русак”, “Бобер”, “Козя”, “Радик”, “Шиша”. Покушение на “Радика” оказывается неудачным, “Шиша” пропадает без вести, остальные выезжают в другие регионы или за границу. Но тут на сцене появляется безутешная вдова “Солнышка”, которая устанавливает связь с крымской группировкой “Сейлем” и при их посредничестве заказывает “Сироте” расправу с четырьмя криминальными бизнесменами, повинными, по ее мнению, в смерти мужа. “Сирота”, которого вдова считает к этому непричастным, за 2,5 тысячи долларов аванса выполняет все четыре заказа, переселяется в ее дом, после чего вдвоем с “подельником”... ликвидирует саму вдову и ее брата у нее же в жилище.
К 1997 году, когда в Украине уже начинался “закат” эры криминальных “разборок”, крупнейшие организованные преступные группировки на Херсонщине насчитывали свыше 170 активных “стволов”. И эти стволы не лежали в тайниках: в областном центре, Новой Каховке, Каховке, Геническе было совершено свыше двух десятков дерзких “заказных” убийств – чаще всего именно с использованием огнестрельного оружия.

В безопасности себя не чувствовал никто: даже у себя в кабинете можно было ожидать, что в разгар рабочего дня войдет НЕКТО в маске, а то и без нее, и на глазах холеной секретарши, ополоумевших от испуга “легальных” подчиненных хладнокровно разрядит в шефа всю обойму. Именно так, например, погиб председатель спортивной федерации дзюдо, известный в определенных кругах под кличкой “Зеня”. Киллер проник в здание на улице Перекопской, располагавшееся ровно в квартале от управлений МВД и СБУ, отворил дверь в кабинет “первого лица” и прямо с порога открыл огонь из пистолета “ТТ”. Отстрелявшись и удостоверившись в смерти “Зени” с его водителем-телохранителем, киллер неспешно удалился.

На улицах и в подъездах под пистолетными выстрелами и автоматными очередями гибли чиновники, сотрудники облпотребсоюза, директора автозаправок, бизнесмены, ранее судимые “отморозки”. Череда убийств казалась нескончаемой, и это встревожило даже международное сообщество “воров в законе”. Поэтому зимой 1997 года в Херсон “разруливать ситуацию” прибыл полномочный представитель “коронованного” московского вора по кличке “Хохол”. Гонец с шестью судимостями, предпочитавший откликаться на прозвище “Михась” или “Григорьич”, завязал было интенсивные переговоры с теми местными лидерами ОПГ, которые были не против установить хоть какое-то подобие порядка в уголовной среде, завести “общак” (черную кассу для “подогрева” осужденных в местах лишения свободы) и прекратить бойню. Но в этом не была заинтересована банда “Березы” – “Сироты”. Не то по собственной инициативе, не то по приказу главаря “Сирота” выследил “Михася” и разрядил в него “ТТ”, когда 53-летний “авторитет” выходил из подъезда многоэтажки на улице Ильича. Несколько ранений оказались смертельными. Кстати, насчет того, что убить “Михася” распорядился “Береза” – вопрос спорный. К тому моменту в его группировке уже откровенно верховодил “Сирота”, а бывший офицер КГБ не то предусмотрительно готовился скрыться и добровольно передавал “бразды правления”, не то отправился вслед за “Малышом” в те края, откуда уже не возвращаются. “Береза” до сих пор числится пропавшим без вести.

Вероятно, расправа с посланцем заправил криминального сообщества была для “Сироты” своего рода “последним звонком”. Его искали все – приятели и родные убитых, нанятые другими ОПГ “мстители”, милиция. Но далеко не все участники поисков были заинтересованы в том, чтобы “клиент” заговорил. Это и подтвердилось, когда какой-то недостреленный “боец” ОПГ увидел “Сироту” садящимся на улице в незнакомую машину и “сдал” его анонимным звонком в милицию. По всем правилам, такой автомобиль полагалось брать под скрытое наблюдение, а пассажиров “вынимать” из салона с применением “волкодавов” из спецназа. Но все вышло с точностью до наоборот. На Николаевском шоссе Херсона “Жигули” останавливает не милицейский спецназ, а самый обыкновенный патруль Госавтоинспекции. “Сирота” изображал какого-то хромого бомжа, но под старым пиджаком у него был припрятан вполне ухоженный пистолет. Прямо через пиджак он выпалил в офицера ГАИ, тяжело его ранив, и бросился наутек. Двое других патрульных открыли огонь в спину (!) беглецу, и уложили того наповал. “Сирота” замолчал навечно, унеся с собой в могилу много тайн.

Милиция, в частности, еще долго пыталась через свою агентуру “выйти” на личный арсенал “Сироты” – в нем должно было храниться много “стволов”, чьи баллистические характеристики позволили бы “привязать” хозяина к еще не раскрытым убийствам и покушениям на убийство. Наконец, обнаружили принадлежавший застреленному киллеру тайник на городском кладбище, но он оказался безнадежно пуст. Возможно, кто-то из пособников бандита, оставшийся в живых и на свободе, перенес оружие в другое укромное местечко и после опять использовал по прямому назначению.

О “наследниках” профессионального убийцы мы расскажем в следующих публикациях, а этот материал закончим рассказом о неожиданном открытии ук раинской спецслужбы. Зимой 1996 года двое наемников, успевших повоевать в Приднестровье, доставили в Херсон на продажу крупную партию боеприпасов и взрывчатки – мощного пластида. Очевидно, эта партия была не первой: именно пластидом, сходным по своим химическим и физическим характеристикам, “Сирота” взорвал машину “Малыша”, погибшего вместе с двумя телохранителями. Но на момент прибытия груза “Сирота” уже перешел на нелегальное положение, оборвал большинство контактов, и поставщики не сумели выйти на прежнего оптового покупателя. “Лимонки”, стрелковое оружие и детонаторы они через посредников-херсонцев стали сбывать кому придется, и несколько месяцев спустя попали на “подставу” СБУ.

Торговцев смертью взяли с поличным – но уже после того, как те успели сбыть несколько гранатометов для нужд уцелевших преступных кланов. И поставщики оружия, и посредники из числа тех же “бойцов” мелких ОПГ отправились “на отсидку”, но подробности их связей с “Сиротой” или его “подельниками” в основном остались загадкой. А между тем на смену разгромленной группировке убийц шла новая, чей лидер тоже претендовал на роль некоронованного короля преступного мира юга Украины. Но тогда нравы “граждан бандитов” несколько “смягчились”, и пуле в голову они стали предпочитать более щадящие “воспитательные меры” вроде пыток, угроз, похищения заложников.

После исчезновения “Березы* и убийства милицией при задержании самого известного херсонского киллера “Сироты” наиболее прозорливым местным “авторитетам” стало ясно: время, когда споры решались пулей, а коммерческий успех определялся количеством “стволов” в твоей бригаде, безвозвратно уходит в прошлое. Общество устало от кровавого беспредела, а власть набрала силенок хотя бы для того, чтобы давать отпор откровенно бандитским выходкам.
На волне перемен в уголовном мире юга Украины стремительно “всплыл” лидер ОПГ по кличке “Мастер”. Такое “погоняло” ему дали не случайно – будущий “авторитет” когда-то и впрямь занимал должность мастера производственного обучения в ПТУ одного из тихих сельских районов Херсонщины.
Но доходы от рэкета предпринимателей показались ему соблазнительней, и за какие-то пять лет от рядового “бойца”, а затем “звеньевого” с парочкой “отмороженных” подчиненных “Мастер” стремительно “дорос” до лидера мобильной и активно разрастающейся группировки, которая в лучшие для нее времена насчитывала более семидесяти “штыков”. Самого лидера пять раз задерживали по подозрению в вымогательстве, но он всякий раз с помощью адвокатов и денег через несколько дней или недель опять оказывался на свободе.

Плохо зная обстановку в мафиозных структурах Херсона, после переезда сюда “Мастер” всячески пытается сблизиться с полезными, по его мнению, людьми из этого круга – а по возможности, прибрать их “к рукам”. Не случайно тот же “Сирота” напоролся на милицейский патруль, находясь в легковушке директора автозаправки, которая тогда контролировалась группировкой “Мастера”. Новый лидер собирал под свое “крыло” вышедших из колоний бандитов и убийц, отличавшихся особой жестокостью и в то же время достаточно управляемых, оставшихся на свободе членов разгромленных ОПГ, а попутно “прикармливал” херсонских политиков и чиновников. В обмен на содействие в прибирании к рукам части комплекса базы горплодоовощторга дочь одного из тогдашних заместителей городского головы получила долю в одной из “подкрышных” фирм “Мастера”. Другому политику (народному депутату Украины), специализировавшемуся на “правозащитных” акциях, была предоставлена неограниченная реклама в купленной на подставное лицо газете. Для криминального лидера Херсона это был шаг беспрецедентный: до того провинциальные медиа-ресурсы как товар местные мафиозные структуры не интересовали категорически.

Обеспечив себя информационным и политическим “прикрытием”, хитроумный “Мастер” сам решает легализоваться в качестве респектабельного бизнесмена и видного общественного деятеля. Для этого создается компания “Апшерон”, а теневой владелец выступает в качестве ее… юриста. Шуточка вполне в духе этого “авторитета”! Компания интенсивно “подгребает” под себя рынок оптово-розничной торговли горючим и зерновыми, развивает наступление на рынке недвижимости, и в то же время “за кулисами” идет привычная теневая деятельность: выбивание долгов у бизнесменов и фермеров, закупки оружия, поиск союзников. Они нашлись в лице нескольких членов Херсонского казацкого коша, уцелевших после известной бойни 1995 года на улице Мира. Тогда казацкое формирование пыталось “отвоевать” себе нишу на рынке охранных услуг, но их газовые и дробовые “пушки” оказались ничтожным “противовесом” против боевых “калашей”, из которых расстреливали их нанятые конкурентами киллеры. При этом трое казаков были убиты, еще девять получили тяжелые ранения. Однако с возвышением “Мастера” у криминализированной части этого общественного формирования появился второй шанс, за который они не замедлили ухватиться.

Вскоре у каждого члена ОПГ “Мастера” (среди них было немало ранее судимых) имелся документ о казачьем статусе, и это стремительно разрастающееся формирование даже претендовало на участие в охране общественного порядка вместе с милицией. Однако завоевать в этом доверие херсонцев не вышло: проявилось махрово бандитское нутро “защитников народа”.

В августе 1999 года десять “казаков” вызвали такси к дебаркадеру, стоявшему в речном затоне у судоремонтного завода имени Коминтерна (там была база группировки), однако водитель по какой-то причине запоздал. “Отморозки” вытащили его из машины и начали избивать. На подмогу прибыла группа захвата Госслужбы охраны. Завязалась перестрелка, но пятерых бандитов все же задержали, а остальные успели скрыться на моторной лодке. В помещениях дебаркадера тогда нашли много любопытных вещичек: помповые ружья, маски с прорезями для глаз, бронежилеты. Но если с завоеванием общественного доверия “Мастер” потерпел фиаско, то в остальном его карьера развивалась неплохо. Лидера ОПГ избирают отаманом Херсонского казацкого коша, все больше коммерческих фирм попадают в зависимость от его группировки. Причем для подчинения “непослушных” бизнесменов бандиты не гнушаются и самых жестоких методов. Прямо у одного из херсонских кафе ОПГ организовала засаду на главного инженера нефтеперерабатывающего завода, отказавшегося сотрудничать с “Мастером”. В кустах у злачного местечка засел “казак” со снайперской винтовкой, поджидающий жертву. Но за какие-то мгновения до рокового выстрела на киллера случайно наткнулся милицейский патруль. Засада провалилась.

Показательна также история с фирмой “Херсонский рубин”, которой заправлял личный водитель и телохранитель “Мастера” по кличке “Одноглазый” (глаз ему вышибло осколком гранаты еще при нападении на казаков на улице Мира). “Херсонский рубин” организовал поставки табачных изделий в исправительные учреждения области, “Навар” от сделки был неплох, однако группировка не захотела им делиться с поставщиками товара – двумя учредителями киевского ЗАО “Тютюнпром”. На переговорах по поводу дележа 140 тысяч гривень “Одноглазый” попросту зарезал обеих. Однако это было уже через несколько месяцев после того, как очередной киллер у дома “Мастера” в переулке Высоком изрешетил джип “авторитета”, уложив его наповал вместе с супругой.
Гибель “Мастера” практически совпала с разгромом нескольких ОПГ помельче. В Цюрупинске на скамье подсудимых оказались 11 членов группировки “Чеснока”, в Геническе на сходке тридцати браконьеров показательно расправились с “Костеной”, претендовавшим на роль полномочного представителя в Приазовье крымской группировки “Башмаков”. Дольше прочих продержался “Москал”, но летом 2002 года настал и его черед. Этот семейный клан, делами в котором заправляли вместе с отцом и двое его сыновей, промышлял в основном угонами автомобилей, и имел отлично налаженную систему сбора информации. О грозящих группировке арестах “москалята” узнали заранее и вовремя “рассосались” по другим регионам.

Пересидев на нелегальном положении несколько месяцев, “Москал” вернулся в Херсон, и у своего дома угодил в засаду. Прорываясь через нее, “авторитет” протаранил “Мерсом” четыре милицейских автомобиля, но все-таки был задержан. Впоследствии осудили и одного из сыновей “авторитета”.
После ликвидации крупнейших ОПГ организованная преступность на Херсонщине, конечно же, не исчезла вовсе, но и степень ее организованности, и численность банд были уже далеко не те. Милиции стало с ними легче справляться – благо, на тот период правоохранительные органы тоже основательно “почистили” и убрали из них наиболее “замаранных” связями с преступниками.

Ни одна из криминальных войн, которые последний десяток лет вели пять крупнейших ОПГ Херсонщины, не обходилась без прямого или косвенного участия чиновников, легальных финансистов немалого “калибра” и высокопоставленных правоохранителей. Наличие таких информаторов и помощников отражалось на “живучести” группировок – у кого “друзья” были влиятельнее, тот имел больше шансов одолеть соперников.
Не зря едва ли не самой “долговечной” на юге Украины оказалась “команда” херсонца “Заики”, сочетавшего умелое налаживание контактов “в верхах” с самыми разнообразными видами преступной деятельности и полулегальной коммерции.

В Горностаевском районе группировка контролировала сделки с зерном, поставлявшимся на Братолюбовский элеватор, в Нижнесерогозском – организовали выпуск “паленой” водки, в Чаплынском – выращивание конопли для переработки на марихуану и ее сбыт как в Украине, так и в сопредельных государствах. Все названные операции были, естественно, крайне прибыльны, однако имели две уязвимые стороны: во-первых, нуждались в плотном “прикрытии”, во-вторых, быстро обесценивающиеся по тем временам карбованцы требовалось без проволочек “отмывать”. И вкладывать в менее доходные, зато “чистые” проекты.
Этим направлением в ОПГ “Заики” ведал талантливый организатор с “погонялом”, прилепившимся к нему после показа по ТВ сериала об итальянской мафии “Спрут”. При активном участии “Корлеоне” в Херсонской области была создана целая сеть ЧП и ООО, занимавшиеся как куплей-продажей сельхозпродукции и оптово-розничной торговлей горючим, так и “отмыванием” откровенно криминальных доходов.

Все эти операции “с душком” были бы невозможны без “своего” финансиста, и он нашелся – несколько лет подряд ОПГ “Заики” плотно работало в тандеме с бывшим комсомольским деятелем, подавшимся в банкиры (он и ныне возглавляет одну из местных структур солидного банка, выкупленного иностранными инвесторами). Однако настоящим “золотым фондом” группировки было налаживание эффективных связей среди “силовиков”. Посредником в этом был “Иваныч” – тогдашний сотрудник отдела по борьбе с бандитизмом областного УБОПа. Они напрямую выходили на руководителя тамошнего подразделения “шестерки”, или “шестого флота” (обиходное название милицейской структуры по борьбе с оргпреступностью).

Через перечисленныхвыше “друзей” ОПГ завязало теплые отношения с руководством УБОПа и кстати подвернувшимся следователем по особо важным делам областной прокуратуры, который “вывел” банду на тогдашнего начальника отдела прокуратуры по надзору за соблюдением законности спецподразделениями по борьбе с организованной преступностью. “Дружба” оказалась взаимовыгодной: предприятия, контролируемые ОПГ “Заики”, спонсировали ремонт зданий прокуратуры и УБОПа, помогали достойно принимать проверяющих из Киева и снабжать их доступными девицами (заодно скрытые видеокамеры и микрофоны в заведении “мамы Нины” на всякий случай записывали компромат). Посредники при встречах “сливали” информацию о делишках конкурентов, благодаря чему “покровители” улучшали статистику раскрываемости преступлений, росли в должностях и званиях.

Криминальный союз бандитов, ментов и прокуроров просуществовал несколько лет. Распался он уже во второй срок президентства Леонида Кучмы – “папе” до смерти надоели бесконечные жалобы о засилье криминала и неуправляемости отдаленных регионов, и по его команде у силовиков – не без участия Юрия Кравченко – началась “чистка”. Тех, кто был “послушен” и не играл в “махновскую вольницу”, понятно, не трогали и закрывали глаза на “мелкие провинности”. Зато прочих “выдергивали” с хлебных местечек, как морковку с грядки.

Не затевая коррупционных разбирательств, кого-то с почетом отправляли на пенсию (кстати, тогда же выдворили с государственной службы и самого скандального губернатора Херсонщины, связанного с ОПГ “Мастера” и удостоившегося в кругах местной элиты красноречивой клички “Безбашенный дедушка”), кого-то переводили в другие регионы – иногда даже с формальным повышением в должностях и званиях. Но как бы то ни было, “чистка” для Херсонщины была достаточно результативна. Лишившись информационной “подпитки”, а отчасти и защиты от преследований Закона, ОПГ “Заики” частью была истреблена, а частично распалась – уцелевшие бойцы и “бригадиры” либо подались в легальный мелкий бизнес, либо переехали.
На свои беды, на бездушие чиновников, на продажность судей, на повсеместную коррупцию и разгул преступности простые люди жаловались Юрию Федоровичу Кравченко по принципу “барин приехал – барин нас рассудит”. Бабушки хватали его за рукав на улице, изливали душу, видя в нем “доброго царя”. А “царь” “мотал на ус” и делал оргвыводы.

На смену “бандитскому братству” приходила мафия чиновников, обогащавшихся благодаря “перекачиванию” бюджетных средств через “подкрышные” фирмы. Наступало время “большой коммерции”, окончательно “прикормившей” силовиков, коррумпированных судей и влияющей как на расстановку политических сил в масштабах государства, так и на назначения государственных менеджеров высокого ранга. Но это уже совсем другая история, которая тоже вскоре наверняка дождется своих усердных летописцев.

Григорий СТРАННИК “Каховська зоря”


Херсонский бандитизм: «Чумак», «Заика», «Солнышко». И трупы

07.04.2008 08:29
Перед вами - наиболее жуткие страницы истории херсонской мафии – борьбы за передел сфер влияния 1994-1997 годов. Когда людей хладнокровно расстреливали прямо в центре города и среди белого дня. Публикация основана на документах, переданных ныне покойному министру МВД Юрию Кравченко в его бытность главой Херсонской облгосадминистрации.
Дабы не бередить душевные раны родных и близких убитых или не нарываться на судебные процессы со стороны ныне здравствующих «антигероев», здесь мы не называем подлинные фамилии, ограничиваясь инициалом или кличками. Но для людей сведущих и клички говорят о многом.

Итак, к 1994 году на Херсонщине окончательно сформировались и структурировались три наиболее мощные организованные преступные группировки «Заики», «Чумака», «Солнышка». Они промышляли хищением дефицитных в ту пору нефтепродуктов с ХНПЗ, угоном машин из Югославии, Болгарии и Италии, торговлей браконьерскими уловами, а также рэкетом (три четверти бизнесменов Новой Каховки платили дань «чумакам»). В войне между собой у них особой необходимости не было – все уже поделили. Своих людей у ОПГ было достаточно повсюду: среди тех, кто был с ними «на связи», значился финансист, который и сегодня возглавляет областной филиал крупного банка с иностранными инвестициями, заместитель начальника областного управления МВД, высший офицер управления по борьбе с оргпреступностыо и несколько оперативников УБОПа, чиновники и рыбинспекторы «Южрыбвода». Однако беспечальную жизнь тогдашних «авторитетов» нарушило бесцеремонное вторжение некоего «Березы».

К «профессиональному» криминалитету «Береза» никакого отношения не имел – он был отставным офицером погранвойск КГБ СССР. Оставшись не у дел после развала Союза, он воспользовался своим недюжинным личным обаянием, а также оперативными и организаторскими способностями, чтобы сколотить собственную «команду» из 50 бывших спецназовцев и воинов-интернационалистов, также не нашедших себя в «рыночной» действительности. Кровь и риск были их стихией, поэтому заявка на «кусок пирога» ОПГ «Березы» была равнозначна открытию военных действий. Свою группировку экс-офицер КГБ разбил на боевые пятерки, из которых самым законспирированным было «звено» бывшего «афганца» по кличке «Малыш». Он подобрал к себе в «подчиненные» приятеля «Сироту», который оказался настоящим талантом по части стрельбы по-македонски, умел втираться в доверие, мастерски владел техникой изменения внешности. Таких «незаменимых специалистов» охотно принял к себе в бригаду херсонец «Солнышко», который как раз испытывал дефицит упорных бойцов. Но «Солнышко» и не догадывался, что фактически пригрел у себя «засланных казачков», выполнявших задание настоящего хозяина.

Выполнив «заказ» на устранение «Барзика», «Малыш» заручается полным доверием «Солнышка», и на все «стрелки» и «разборки» выезжает уже от него. Тем временем самого «Солнышка» днем расстреливают из пулемета прямо на херсонском проспекте Ушакова. И когда пятерка «Малыша» приступает к планомерному «отстрелу» конкурентов «Березы», это выглядит как самодеятельность одного человека, вознамерившегося стать «королем» преступного мира в отдельно взятом городе.

В 1995 на улицах Херсона постоянно стреляют: во дворе своего дома из пистолетов «ТТ» убит наповал заместитель главы облгосадминистрации из «команды» тогдашнего губернатора Виталия Жолобова, вздумавший «сыграть в свою игру» на рынке торговли горючим. Вслед за ним в мир иной направились еще трое предпринимателей с устойчивыми криминальными связями. Для «Березы» вроде как настал миг триумфа – соперники устранены и можно прибирать к рукам «бесхозные» фирмы и группировки. Но все замыслы сорвала ожесточенная грызня в наиболее боеспособной пятерке «Малыша».

Его бывший верный друг «Сирота» счел, что и сам достоин командовать, так что весной и летом 1996-го в Херсоне «Сирота» еще с одним сообщником расстреливает самого «Малыша» и двух его «бойцов».

После смерти «Малыша» победитель «Сирота» становится вторым лицом в ОПГ «Березы». Бригада активно занимается огневой подготовкой, выезжая для этого на закрытый военный полигон в Цюрупинском районе и на свою базу в Чернобаевке. Теорию не забывают подкреплять «практикой»: в список на ликвидацию попадают «авторитеты» «Заика», «Русак», «Бобер», «Козя», «Радик», «Шиша». Покушение на «Радика» оказывается неудачным, «Шиша» пропадает без вести, остальные выезжают в другие регионы или за границу. Но тут на сцене появляется безутешная вдова «Солнышка», которая устанавливает связь с крымской группировкой «Сейлем» и при их посредничестве заказывает «Сироте» расправу с четырьмя криминальными бизнесменами, повинными, по ее мнению, в смерти мужа. «Сирота», которого вдова считает к этому непричастным, за 2,5 тысячи долларов аванса выполняет все четыре заказа, переселяется в ее дом, после чего вдвоем с «подельником»... ликвидирует саму вдову и ее брата у нее же в жилище.

О дальнейших похождениях «Сироты», его судьбе и чем закончились мафиозные войны Херсона, читайте в следующих номерах нашей газеты.

Григорий Странник Вгору 
__________________