субота, 29 квітня 2017 р.

Письма из оккупированного Донбасса. Идеальный человек для «ДНР»

Иллюстрационное фото. Так называемые «резервисты» группировки «ДНР». Донецкая область, апрель 2017 года
Он, несомненно, шахтер и почти из рабоче-крестьянской семьи. 1945-й он помнит, 2014-й – никогда не простит.Иллюстрационное фото. Так называемые «резервисты» группировки «ДНР». Донецкая область, апрель 2017 года
Но мы забегаем вперед. О ком идет речь? – О человеке: он представляет собой новый тип. Здесь, в «народной земле», каждый день его плавят в горниле успеха, побед, нерушимой танковой мощи. Вмуровывают в остановки, убеждают посадкой садов. Так кто же этот идеальный человек донбасских «народных республик»? Какими мечтают видеть всех нас?
Идеальная биография начинается со слов «я всегда хотел жить в Украине». После чего выясняется, что – «не в такой». Мягкий переход – гарантия искренних слез. Это не может говорить олигарх или директор завода. В худшем случае, эти слова произносит военный, в лучшем – кондуктор или шахтер.
В Славянске поддержал Гиркина, в Донецке – Захарченко, но в душе у него – только Путин
Он сразу был «против фашистов», знал, что Порошенко – «еврей». В Славянске поддержал Гиркина, в Донецке – Захарченко, но в душе у него – только Путин. Прошлое для него священно, будущее – туманно, а настоящее ограничено проходной.
Слева от него – зовет «Родина-мать», справа – строго взирает Ильич. Сверху висит триколор. Он как вода: растворяет любое противоречие. Наш Франкенштейн всегда помнит о дедах и знает, что без прошлого нет будущего. Именно оно оживляет его, стоит лишь зарычать военному «ЗИЛу».
Впрочем, между «красными» мечтами у него болтается крест: он одинаково горд, возлагая гвоздики Артему, и смиренно кроток в казацкой папахе под брызгами «святой воды». Его волнует Мосул и Пальмира, зарплата на шахте и количество посаженных роз. Когда говорят о Милане, Венеции, Вене, – он вспоминает о «Докторской» по 2,35. Когда видит «Докторскую», которая не по карману, – гордо тащит леса на стройку Москвы: для него она все еще строится. Как известно, все в этой жизни «не сразу».​
Когда говорят о Милане, Венеции, Вене, – он вспоминает о «Докторской» по 2,35
Мимо него всегда идут сотни: это может быть очередь, митинг, похороны или парад. Не имеет значения, так как все они – зеркало, он лишь смотрится в них. Важно другое: словно герой «Моби Дика», он готов пристроиться даже к похоронной процессии, лишь бы шагать. Одному ему уже некомфортно – без коллектива нет человека: это он понял только теперь.
Он аплодирует остановкам, радуется, что внуки будут жить при тенистых садах. В митинг шахтеров не верит, хоть и сам – голодный шахтер. В статусе пишет неизменно стабильно: «Кто против Путина и А. Захарченко – в друзьях не держу».
За блокпостами для него начинается ад – там вообще нет жизни. Этот человек знает, что Россия не бросит, а Сталин был прав.
Вера в подвалы для него не проходит, даже если самого возьмут «на подвал» – перед щелчком пистолета он скажет: «Ну и что? Зато другие будут бояться. Кости – лучший цемент».
Cергей Андреев, безработный, город Макеевка
Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции
Перепечатка из рубрики «Листи з окупованого Донбасу» Радіо Свобода