неділя, 23 липня 2017 р.

ВИЛЛИ МЮНЦЕНБЕРГ - СОРАТНИК ЛЕНИНА, УЧИТЕЛЬ ГЕББЕЛЬСА, ЖУЛИК И ВОР, ИЗОБРЕТАТЕЛЬ "АНТИФАШИЗМА" И...

ВИЛЛИ МЮНЦЕНБЕРГ - СОРАТНИК ЛЕНИНА, УЧИТЕЛЬ ГЕББЕЛЬСА, ЖУЛИК И ВОР, ИЗОБРЕТАТЕЛЬ "АНТИФАШИЗМА" И...
Feb. 22nd, 2015 at 5:51 PM

lussien
..других современных леволиберальных технологий...




Потому что, вот мы сейчас говорим «геббельсовская ложь». Геббельсовскую ложь придумал не Геббельс. Геббельсовскую ложь придумал сталинский пропагандист и агитатор Вилли Мюнценберг, у которого Геббельс был только скромный ученик. То есть я хочу поговорить о человеке, который создал систему идеологию современной люмпен-бюрократии и свойственных ей мемов; все эти бесчисленные комитеты бойцов за мир и против фашизма, систему манипулирования «полезными идиотами»; который создал в 1923 году по указанию Москвы слово «антифашизм» и заклеймил фашистами всех, кто не является левым радикалом. И именно он в 1933 году доказал, что Гитлер поджог Рейхстаг, который на самом деле был подожжен коммунистом-одиночкой Маринусом ван дер Люббе, спятившим, кстати, в немалой степени от мюнценберговской же пропаганды.

Вот все главные приемы современной массовой пропаганды: представление преступника несчастной жертвой, приписывание своим врагам всех своих преступлений, тотальное игнорирование фактов – все эти приемы, которые сейчас используют и страны-изгои и исламистские террористы, были созданы в 1920-х года именно Вилли Мюнценбергом; кстати, равно как и сама практика создания бесконечных комиссий и комитетов для придания откровенному вранью статуса общественного мнения.

Причина, по которой Вилли Мюнценберг стал главный распорядителем гигантских сумм, которые Советская Россия тратила на пропаганду на Западе, была очень проста. Дело в том, что Мюнценберг был единственный иностранец из ближайшего окружения Ленина, который не смог сесть в тот самый знаменитый пломбированный вагон, который доставил Ленина в апреле 17-го года в Санкт-Петербург через воюющую Германию. Дело в том, что Мюнценберг был немецким гражданином. И, поскольку он был тоже убежденный сторонник превращение империалистическую войну в гражданскую, его бы просто сняли с поезда и арестовали за уклонение от военной службы. К моменту Октябрьской революции Мюнценбергу исполнилось 28 лет. Он был бывший рабочий. Его отец был незаконным сыном прусского юнкера, и, собственно, ранние пьесы Вилли все были посвящены конфликту революционного подростка с авторитарно настроенным родителем. К моменту встречи с Лениным он давно превратился в профессионального революционного бюрократа и возглавлял молодежный Интернационал.

И, собственно, поскольку у меня времени много, пожалуй, упомяну о таком интересном моменте в жизни Мюнценберга, что сразу после октябрьского переворота, он попытался нечто похожее устроить в Швейцарии и был арестован, и за решеткой пробыл почти год. Швейцария хотела его депортировать, но, поскольку, депортация была бы в Германию, а в Германии Мюнценберга сразу бы арестовали, этого «кровавый швейцарский режим», как вы понимаете, допустить не мог. Никакая другая страна Мюнценберга не соглашалась забрать к себе. И получилась очень интересная вещь. С одной стороны, Мюнценберг находился в заключении, причем очень комфортно. Еще раз повторяю: человек, который пытался устроить в Швейцарии де-факто переворот. Причем иностранец.

Он пользовал в кабинете начальника тюрьмы обеих своих… невесту и любовницу, но при этом он клеймил последними словами зверей реакции, которые ни с того, ни с сего держат в тюрьме свою несчастную жертву. И, собственно, это был первый раз, когда Мюнценберг получил очень большую известность. Его выслали только тогда, когда в Германии началась революция, соответственно, опасность ареста отпала сама собой. И получилось, что Мюнценберг покидал Швейцарию очень известным политическим агитатором, который провел этот год между русской и германской революцией в комфортабельном заключении в непрерывных жалобах на кровавый режим. И, видимо, для Мюнценберга это был такой первый урок практического агитпропа: неважно, что с вами на самом деле случилось, для надобностей пропаганды вы - всегда невинная жертва, а ваши враги – кровавые мучители.

И, собственно, почему этого годовое промедление так важно? Потому что, поскольку, Вилли провел первый год в тюрьме, то он появился в Москве только в июле 1920 году ко второму конгрессу Коминтерна. Первый конгресс он не посетил. Все руководящие посты в Коминтерне были заняты. Естественно, они были заняты, правда, его ближайшими друзьями: и Карлом Радеком, и Зиновьевым. И вот со второго Конгресса как раз Мюнценберг возвращается с инструкциями Ленина подробными, что делать с «полезными идиотами» на Западе, и с кучкой бриллиантов, зашитых Мюнценбергом в рукава. И Ленин ему просто говорит: «Я хочу, чтобы ты потратил миллионы».

И буквально на следующий год Мюнценберг начинает тратить миллионы. Это первая большая пропагандистская задача, которую он решал. Он встала летом 1921 года, когда Россию, если вы помните, поразил тотальный голод, потому что первое в мире правительство рабочих и крестьян забирала подчистую у крестьян все зерно, включая семенное; расстреливало их, если обнаруживало заначку. К 21-му году крестьяне начали бунтовать и резать комиссаров, заодно перестали хоть что-то сеять. Тогда коммунистическое правительство объявило НЭП, а заодно согласилось на помощь American Relief Administration, которое распределяло тогда продовольствие в послевоенной Европе и возглавлялось тогда Гербертом Гувером.

Я не знаю, знаете ли вы, что Гувер, будущий американский президент помогал голодающим в Поволжье, и, что, собственно, к весне 1922 года организация Гувера ежедневно кормило в Поволжье – еще раз подчеркиваю, ежедневно кормила в Поволжье – около 11 миллионов человек. Просто многие из тех, кто сейчас меня слышит, возможно, не появились бы на свет.

Понятно, что помощь со стороны проклятых империалистов молодой советской власти, которая утверждала, что империалисты только и хотят, чтобы ее задушить, была не очень приятна идеологически. К тому же Гувер, он, гад, не соглашался помогать деньгами – он прямо кормил людей. А советской власти гораздо больше нужны были деньги, и вот перед Мюнценбергом встала совершенно гениальная задача. Он организовал альтернативную организацию. Она называлась Internationale Arbeiter Hilfe. Собственно, понятно, что было бы странно, если бы эта организация ставила задачу прекратить голод, потому что большевики его и устроили. Задача Мюнценберга была другая. Первое: собрать под предлогом голода деньги с коммунистов и «полезных идиотов»; правильно объяснить голод, как результат заговора мировой буржуазии против страны Советов. Мюнценберг опубликовал статьи, объясняющие, что голод в Поволжье является подготовкой к франко-польскому вторжению в Россию, и рисовал карикатуры на Гувера, который пытается корыстно пытается извлечь из своей помощи буржуазную выгоду.

И самое поразительное в комиссии Мюнценберга было то, что к 22-му году Мюнценберг стал делать ровно то, в чем его пропагандисты обвиняли Гувера, именно строить на базе Internationale Arbeiter Hilfe огромную конфессионную империю. Коммунисты передавил в нее конфискованные ими производства в обмен на технику, которую, собственно, должна была ввозить организация Мюнценберга. Теоретически она должна была закупать эту технику на собственные деньги за рубежом, но, поскольку Мюнценберг денег не собрал, то деньги эти тоже были даны коммунистами. То есть в результате этого через Мюнценберга – это был гигантский офшор – советская власть скупала у самой себя на советской земле на советские же деньги предприятия. Это было коррупционное предприятие невиданного в истории размаха.

http://echo.msk.ru/programs/code/1483902-echo/

Я, собственно, на прошлой неделе начала рассказывать об истоках современной философии современной борьбы с фашизмом. И начала рассказывали о Вилли Мюнценберге, пропагандисте, агитаторе, человеке, который первый создал «борьбу за мир» и «антифашизм». И я просто не хочу оставлять эту тему, поскольку, напоминаю, я завела ее, потому что как-то вот мы боролись в 2008 году против «грузинского фашизма», мы сейчас боремся против «украинского фашизма». ХАМАС борется против «израильского фашизма». Ну, и вообще, можно подумать: а как же эта борьба с фашизмом так испортилась?

Вот я, собственно, к тому, что все те идеологические клише, которые мы употребляем сейчас, они были изобретены в начале 20-го века, они были изобретены Коминтерном, агентами Коминтерна. Они, собственно, использовались ровно для того же самого – для массового оболванивания масс. Они были изобретены в рамках пропаганды, которой занимался Вилли Мюнценберг, и которую совершенно неправильно называть геббельсовской пропагандой, - потому что это нечестно по отношению к Вилли Мюнценбергу: это именно Геббельс был учеником Мюнценберга в этом смысле, - и которую поэтому правильно назвать «мюнценберговской пропагандой.

Итак, я напоминаю, что Вилли Мюнценберг был ближайший помощник Ленина. Единственная причина, по которой он не попал на тот самый поезд, запломбированный вагон, который ехал в 17-м году из Швейцарии в Россию, заключалась в том, что он был немецкий гражданин, и, соответственно, мог быть арестован за уклонение от военной службы в самой Германии. Поэтому Вилли остался, поэтому Вилли приехал в Москву уже в 20-м году, когда Коминтерн был создан. И поэтому первой задачей, которую поручил Ленин, Зиновьев, Радек – ближайшие друзья Вилли Мюнценберга, было создание Комитета помощи голодающим Поволжья.

Я напоминаю, что в это время голодающим Поволжья помогал Гувер, что американцы кормили 11 миллионов людей. Мюнценберг занимался другим. Он, во-первых, собирал не продовольственные товары, а деньги. Деньги эти он пускал: а) частично – на пропаганду о проклятых американцах, которые что-то требуют за свою помощь, и которые пытаются скупить Россию за свою помощь. А во-вторых, он делал то же самое, что делали американцы. Он с полного одобрения Советского Союза, руководства пытался скупить эту самую советскую Россию. Благодаря его комитету, который назывался Internationale Arbeiter Hilfe, советская власть скупала у самой себя на советской земле на советские же деньги предприятия. То есть это был первый коммунистический офшор, отмывающий государственные деньги и покупающий на них государственные предприятия. То есть это было какое-то коррупционное предприятие невиданного в истории размаха.

Даже самый умный человек в таких условиях стал бы миллиардером, но у Мюнценберга была удивительная способность проваливать любое коммерческое начинание, потому что, как многие будущие агитпроповцы, Мюнценберг не умел зарабатывать деньги – он умел только осваивать их. И, скажем, была совершенно потрясающая история в местечке, которое называется в Тройкино, которое было арендовано Мюнценбергом. И вот туда прибыли американские коммунисты с тракторами «Фордзон». Но мало того, что эти коммунисты не умели ни пахать, ни хозяйствовать - они, что самое удивительное, обращались с местными русскими, как с рабами.

И вот к 23-му году получилась совершенно удивительная вещь, потому что чудовищно расплодившийся штат этой организации Мюнценберга «прожирал» по 60 миллиардов совзнаков в месяц, торговал на черном рынке предназначенной голодающим «гуманитаркой»; устроил в Астрахани небольшую экологическую катастрофу. У них там тоже был заводик, который должен был перерабатывать рыбу, и вся эта рыба протухла, и они ее выкинули в речку. При этом штат Internationale Arbeiter Hilfe вел в Москве райскую жизнь с шоферами, кабаками. Но если бы человек посетил берлинский офис этой организации – а офис этот, понятно, что располагался в советском посольстве, - он никогда бы не подумал, что речь идет о предприятии с коммерческой составляющей, потому что все работники берлинского офиса были бесплатные добровольцы.

Собственно, почему я об этом рассказываю? Потому что это очень важная вещь. Не важно, что голод был устроен советской властью, важно, что Мюнценберг объявил его делом рук Запада. Не важно, что главную помощь голодающим Поволжья оказал Гувер. Важно, что «полезные идиоты» приписали ее Мюнценбергу. Не важно, что Internationale Arbeiter Hilfe была коррупционной схемой по приобретению собственности на советские же деньги. Важно, что публично это называлось «коллективной помощью пролетариев всего мира стране победившего социализма».

Но, впрочем, если бы речь шла только об этом, я даже бы здесь и не говорил о господине Мюнценберге, а меня интересует, что стало происходить после 23-го года, когда организацию Мюнценберга стала захлебываться и рассыпаться вследствие чудовищных долгов, и, собственно, просто государство выкупило ее. А вот 18 мая 1923 года Мюнценберга бросили на новую работу: он возглавил Антивоенный антифашистский комитет. И тогда, собственно, был изобретен антифашизм. Точнее, там было две компании, которые были начаты – внимание! – в 23-м году. Первая компания гласила: «Руки прочь от Советской России!» Возникает вопрос: кто же это в 1923 году собирался нападать на Советскую Россию? Простой ответ заключается в том, что, напоминаю, Мюнценберг был немец, сидел в Германии. И в 23-м году разразился Рурский кризис: Франция ввела войска в Рур. И большевики собирались использовать его как предлог для коммунистического путча. Тогда компартия Германии спешно создавала штурмовые отряды. Красная Армия стояла у границ Польши в полной боевой готовности. В Питер было завезено зерно для снабжения революционной Германии. И даже главная газета германских коммунистов «Rote Fahne» 10 октября 1923 года печатает письмо Сталина о приближающейся германской революции. Вспомните: битва против «украинских фашистов». В полном соответствии с идеологией коммунистов.

То есть, напомню, что в 23-м году советские коммунисты были еще по-прежнему привержены идее мировой революции. Они рассматривали, собственно, Советский Союз, как затравочное образование, которой в ближайшее время будут присоединены Тюрингская, Саксонская, Баварская, ну и так далее, вплоть до последней Парагвайской республики. И, собственно, еще не рассматривался план мировой войны, который потом рассматривал Сталин, превратив Россию в фабрику по производству оружия. Тогда думали обойтись «местным Донбассом».

И, собственно, в итоге ничего у большевиков не вышло. Мы знаем сейчас про гитлеровский путч в ноябре 23 года. Но напомню, что ему предшествовали два коммунистических путча. Они оказались такими же неудачными.

И это я, к чему? Компания «Руки прочь от Советской России!» была развернута Мюнценбергом ровно тогда, когда Советская Россия сама готовила «Донбасс» в будущей Германской Советской Социалистической республике. Мюнценберг просто приписал намерения коммунистов их будущим жертвам, как, собственно, это делают сейчас все такого рода его последователи.

Но, собственно, борьба за мир, которую развернул Мюнценберг в то время, когда СССР сам готовил путч в Германии, станет главным содержанием деятельности всяческого рода «полезных идиотов» до самого конца Советского Союза. Еще важнее другая идеологема, придуманная Мюнценбергом: «антифашизм», в том же 1923 году изобретенный. Господа, скажите, пожалуйста, а кто же это у нас фашистом-то в 1923 году был – Гитлер? Гитлер еще под стол пешком ходил. Фашистом, конечно, в мае 1923 года был не Гитлер, а Бенито Муссолини, который действительно пришел к власти полгода назад в Италии. Собственно, что такое Муссолини? Это человек, который ненавидит традиционные для 19-го века ценности. Кстати, он бывший социалист был: свободное предпринимательство, социальный дарвинизм, примат рынка. Муссолини пытается построить корпоративистское государство, где крупный бизнес сотрудничает с властью и заботиться о рабочих. У Муссолини, естественно, есть культ вождя; есть некие рассказы о том, что итальянская нация превыше всего, но они не капитальные, я бы сказала так.

То есть так же, как и коммунизм, фашизм – это массовая идеология. В этом качестве он действительно опасен как непосредственный соперник коммунизма, который занимает ту же самую популистскую нишу, тот же самый плебс. С другой стороны, это такой карикатурный двойник, который способен скомпрометировать массовые идеологии любые в глазах интеллектуалов. И, собственно, мем, выдуманный Мюнценбергом и должен был предотвратить эту опасность, потому что пропаганда Мюнценберга фантастическим образом стала ставить знак равенства между фашизмом и буржуазной демократией, хотя фашизм именно являлся отрицанием буржуазной демократии. И согласно Мюнценбергу фашисты – это и были буржуа, а фашизм – это был просто инструмент в руках буржуазии, опасающийся коммунистов. То есть на самом деле левый истеблишмент с легкой руки Мюнценберга до сих пор именует своих противников фашистами каждый раз, когда не находит против них аргументов.

Что происходит дальше? В 27-м году Сталин окончательно отказывается в России от радужных надежд ранних большевиков о расширении Советского Союза путем череды национальных революций. СССР превращается в фабрику по производству оружия, которая должна завоевать весь мир. И тогда же в 27-м году Мюнценберг созывает в Брюсселе – что? – Всемирную антиколониальную конференцию, на которой самые различные люди, начиная от Джавахарлала Неру и Чан Кайши слушают, условно говоря, конголезских старейшин, которые обличают ужасы колонизации Бельгийского Конго. Естественно, конференция, которая началась в тот самый момент, когда СССР начинает превращаться в фабрику для производства оружия, проходит под лозунгом: «Против войны! За СССР».

Полностью финансируется конференция Москвой. Приглашенных на нее делегатов Мюнценберг уверяет, что он финансирует ее сам от доходов от своей медиа-империи, которая на самом деле убыточна и тоже финансируется Москвой. И, собственно, в Москву докалывает, что эти люди верят, что они делают это сами, и вера всячески эта должна быть сохранена.

Так Мюнценберг делает две вещи. Во-первых, он превращает себя в посредника, в гигантский политический офшор, через который Москва отмывает деньги, преобразуя их на Западе в поддержку левых интеллектуалов: от Анри Барбюса, который потом загадочно умрет в Москве до Альберта Эйнштейна, дружбу с которым Мюнценберг сознательно культивирует, и который ставит свои подписи практически под всеми резолюциями «полезных идиотов», сочиненными Мюнценбергом.

И самое главное… Я опять не могу докончить рассказ про этого удивительного человека, но я заканчиваю его на том, что антифашизм изобрели ровно для того самого, для чего он используется сейчас. И кроме этого, тот же человек, который изобрел антифашизм, изобрел еще один важный принцип, на котором работает современный левый дискурс. Он понимает важность общественного комитета, который пишет какой-то доклад, в котором написана на самом деле партизанщина, но этот доклад никто не читает, но все знают, что целый комитет, а не один человек что-то там написал.

http://echo.msk.ru/programs/code/1488398-echo/

Это очень важная тема про основание современного дискурса об антифашизме и борьбе за мир, которым мы сейчас так активно занимаемся в Украине. И напомню о том, что дискурс этот был основан агентом Коминтерна, ближайшим другом Ленина, германским коммунистом Вилли Мюнценбергом. Я остановилась в прошлой передаче на том, что антифашизм, о котором говорил Мюнценберг, был создан в 23-м году, то есть, тогда никакого Гитлера не было, и речь шла о Муссолини, речь шла о таком деструктивном меме, с помощью которого фашизм был уравнен с буржуазной демократией. Вот буржуазия – нам сказали – она и превращается в фашизм, чтобы уберечь себя от коммунизма. И, что, собственно, борьба за мир началась Мюнценбергом в 23-м году именно в тот момент, когда его собственная коммунистическая партия Германии хотела сделать военный переворот и присоединиться, грубо говоря, к Советскому Союзу. То есть обвиняли противников ровно в том, что собираются делать сами.
И еще одна важная вещь, которую в этот же момент создает Мюнценберг, важный принцип, на котором работает современный левый дискурс – это важность принципа общественного доклада и общественного комитета, потому что мнение одного человека – пусть даже его зовут Альберт Эйнштейн – это все лишь мнение одного человека. А вот, когда вы создаете комитет из нескольких десятков «полезных идиотов», залучаете в него хотя бы одного человека с именем - пишите от имени комитета резолюцию – это уже не заявление одного человека, а мнение прогрессивной общественности. То же самое с докладами: напишите от имени комитета гигантский доклад – окажется самое доклад никто не прочел, а все журналисты сослались на его выводы.

Вот, когда сейчас госпожа Хайди Тальявини, которая участвовала, кстати, в Минских соглашениях, пишет доклад о российско-грузинской войне, и в этом докладе говорит, что «мы не знаем, кто начал войну; русские говорят, что начали грузины, а грузины – что начали русские». А потом выступает на пресс-конференции и говорит: «Вы знаете, мы считаем, что война началась в тот момент, когда Грузины нанесли удар по Цхинвалу. А, что до этого происходило… Да, там происходила какая-то агрессия со сторона осетин, но мы н будем в этом разбираться…». То есть тем самым вносится новшество в понятие войны, потому что война начинается тогда, когда наносится ответный удар. Вот получается, что Вторая мировая война началась не тогда, когда гитлеровцы вошли на территорию Польши, а тогда, когда поляки им ответили. Вот не ответили бы, не началась война.

Так вот все это началось тогда, потому что искусство писать абсолютно ангажированные тексты и придавать им видимость объективности, называя докладами, которые никто не читает, ввел в моду именно Вилли Мюнценберг. И тогда же в 27-м году он начал организовывать десятки комитетов против войны, фашизма. Такая это была гигантская империя, состоящая из десятков фирм-пустышек, через которые, однако, прокачивались совершенно реальные деньги. На самом деле эти комитеты состояли из горстки одних и тех же людей. Это были «свадебные генералы», это были «полезные идиоты», наконец это были малозаметные работники, которые и штамповали нужные Москве резолюции.

Причем это невероятное изобилие комитетов, оно служило не только симуляцией лихорадочной активности и единодушного осуждения общественным мнением колониализма, империализма и фашизма, но еще и путало карты аудиторам, потому что не было никакой возможности навести порядок в отчетности. Даже советские казначею Мюнценберга не знали, сколько он денег тратил. Его кураторы вроде Зиновьева пребывали в убеждении, что его медиа-империя генерирует действительно большие потоки наличности. На самом деле Мюнценберг, как и современные пиарщики, денег не зарабатывал – он их только тратил.

И, собственно, к 27-му года Мюнценберг окончательно формирует систему мировоззрения, которой с тех пор придерживается каждый уважающий себя левый интеллектуал, это: антиколониализм, пацифизм, антифашизм. Понятно, что в 27-м году, как и в 23-м никакой опасности от Гитлера в Европе нет. Кто же тогда фашисты? А фашисты – это буржуа и социал-предатели. И напомню, что в 28-м году к власти в Веймарской Германии – это мало, кто помнит – приходит правительство социалистов, правительство Германа Мюллера. Он-то и есть главный социал-фашист. И с 28-го года социал-фашисты становятся главным объектом борьбы, которую ведет Мюнценберг по указу Кремля. И он выступает против них единым фронтом вместе с Гитлером, что, собственно, и привело Гитлера к власти. И, например, когда в 31-м году Гитлер пытается провести плебисцит по выражению недоверия правительству, то главным его союзником является в этом деле главный борец с фашизмом, с социал-фашизмом – Мюнценберг.

И вот у этой борьбы с фашизмом и борьбы за мир, которые ведутся с тех пор уже много десятков лет, есть одна характерная особенность. С одной стороны вся идеология борьбы строится на обличении капиталистической агрессии и против СССР, с другой стороны, Вилли Мюнценберг не скрывает, что близится война. Это классовая война по уничтожению буржуазии во всем мире, и, что, когда «красная Москва» будет достаточно сильна, Красная Армия придет на Запад.

Трюк тут заключается в том, чтобы быть предельно агрессивными, и одновременно обижаться, если тебя упрекают в агрессивности или хотя бы цитируют. Агрессор, который чувствует себя жертвой – это такая идеальная параноидальная схема, которая характерна для всех массовых идеологий 20-го века, и запущена она в производство на Западе массово именно Вилли Мюнценбергом.

И напомню, что дальше происходит в результате компании против социал-фашизма. Она кончается тем, что к власти действительно приходят фашисты. После чего наступает катастрофа, и катастрофа наступает с момент поджога Рейхстага. Это случилось 27 февраля 1923 года. Молодой голландский коммунист, его зовут Маринус ван дер Люббе. Он, собственно, начитался мюнцеберговских же пророчеств о близящейся в Германии коммунистической революции. Он разбил окно Рейхстага, влез внутрь. Воспользовался подручными шторами, заранее приобретенной растопкой и спичками. Он специально просил в лавке те спички, на которых было изображено красное коммунистическое знамя. Маринус ван дер Люббе устроил в здании 25 очагов возгорания, пара из которых разгорелась в серьезный пожар. Так как на все про все у ван дер Люббе было три гульдена - половина его пенсии по инвалидности, - то спички и растопка быстро кончились. Ван дер Люббе сдал на поджог мировой революции свой пиджак и рубашку. Кстати, на улице было минус 30 по Цельсию.

Ван дер Люббе – это был классический левый псих. Вообще-то, перед тем, как поджечь Рейхстаг, он хотел переплыть Ла-Манш, но тут он услышал о том, что в Германии к власти пришел Гитлер и решил отправиться в Германию, чтобы поучаствовать во всеобщем коммунистическом восстании против Гитлера. А когда он пришел в Германию и восстания не увидел, он вполне логично решил, что, чтобы восстания началось, надо поджечь Рейхстаг.

Еще для германских коммунистов Гитлер, Геббельс и Геринг рассуждали в точности, как ван дер Люббе, то есть, когда они услышали, что поджог Рейхстаг, они тут же решили, что это всемирный коммунистический заговор. Гитлеру был нужен только предлог, чтобы зачистить компартию Германии. Поджог этот предлог ему дал. Гитлер вводит чрезвычайное положение. Вилли Мюнценберг вынужден бежать из Германии.

И вот тут во Франции наступил его звездный час, потому что помимо того, что теперь уже его антифашистские комитеты начинают бороться против Гитлера, он начинает работать над фантастической историей, которая называется: «Коричневая книга фашизма», которая должна была доказать, что Рейхстаг поджог сам Гитлер. Метод создания этой книги был очень прост: она была просто высосана из пальца. Было выдумано, что ван дер Люббе, голландский коммунист, псих – любовник Эрнста Рема. В «Коричневой книге» содержалось, например, признание нациста, некоего доктора Эрнста Оберхофена, рассказывавшего от первого лица, что Геринг и Геббельс подожгли Рейхстаг, причем этот Оберхофен был к этому времени мертв, поэтому это все было высосано из пальца.

Но дальше Мюнценберг придумал еще более гениальную историю. Он с молниеносной скоростью организовал и провел в Лондоне шутовской показательный процесс, на котором сошлись «полезные идиоты» шести стран: Франции, Дании, Голландии, Бельгии, Швеции и США. И они вынесли решение о том, что Рейхстаг поджег Гитлер. Это был такой экспортный вариант троцкистско-бухаринских процессов. Это была абсолютно фантастическая история, потому что доказательства на процессе были примерно такие. Перед судьями предстал свидетель с мешком на голове, который рассказал, что Рейхстаг поджег нацистский депутат от Силезии Хейнц. Свидетелем этим был издатель «Роте фане» Альберт Норден. У Хейнца было неопровержимое алиби: он во время поджога встречался с избирателями в Силезии. Другой свидетель в маске сказал, что видел список 30 любовников Эрнста Рема, и в нем было имя Маринуса ван дер Люббе.

Собственно, почему я рассказываю об этой старой истории? Ведь с точки зрения большинства благонамеренных идиотов, до сих пор считается, что рейхстаг подожгли фашисты.

Посмотрите, какая простая тактика, которая до сих пор используется всеми комиссиями мира, потому что в век массмедиа никто на самом деле ни читает, что написано в тексте; никто не читает «Коричневой книжечки», никто не читает заседание суда. Не важно, как написано – важно, какой вывод процитирует пресса. А пресса сказала: «На суде в Лондоне было доказано, что Рейхстаг подошли фашисты». Что это был абсолютно клоунский процесс, что это было даже не высосано из пальца, вот просто как спутниковые снимки того самого сбитого «Боинга», которые демонстрируют по российского телевидению, - это абсолютно никого не касалось. И так как лондонский шутовской суд длился всего неделю и кончился раньше немецкого, то вместо немецкого процесса по поджогу Рейхстага получился процесс, на котором Геринг и Геббельс были вынуждены оправдываться, что они не верблюды.

И, собственно, это я к чему? Вот хвастливый Геббельс позиционировал себя как мастера пропаганды, но в общем, даже на суде по поджогу Рейхстага Геббельс оказался марионеткой, которая плясала под дудку Мюнценберга. Так что именно Мюнценберг, а не его неудачливый подражатель Геббельс является создателем геббельсовской пропаганды. И именно Вилли Мюнценберг придумал в 20-м веке и мастерски использовал все те приемы, которые до сих пор применяют в своей пропаганде группы давления, левые интеллектуалы, диктаторы всех мастей и террористы. Эти приемы очень просты. Всегда обвиняй в своих же собственных преступлениях. Всегда приписывай своим противникам то, что ты делаешь сам. Чем более неправдоподобна ложь, тем охотней в нее поверят массы. И всегда изображай из себя жертву, готовясь при этом к агрессии.

Вилли Мюнценберга, кстати, убили летом 1940 года сталинские агенты в лесочке под Греноблем. Но до сих пор правозащитные организации борются с израильским фашизмом; путинские пропагандисты – с фашизмом украинским; и до сих пор на российском телевидении демонстрируются доказательства того, что малайзийский «Боинг» сбили «украинские фашисты», слепленные по тем же точно меркам, по которым был слеплен лондонский процесс 33-го года. Вилли Мюнценберг мертв, а Рейхстаг горит до сих пор.

http://echo.msk.ru/programs/code/1492660-echo/
Tags:
history, в мире жЫвотных, зомбоямбы, перекуем аналы на оралы, слепые поводыри тупых