пʼятниця, 5 травня 2017 р.

Тема "фашистской Украины" неизменна для российской пропаганды, у нее нет другого объяснения потери еще одного союзника — журналист Дикинсон

Тема "фашистской Украины" неизменна для российской пропаганды, у нее нет другого объяснения потери еще одного союзника — журналист Дикинсон

Россияне обречены на одержимость фантомными фашистами, пока их страна не сможет конкурировать с современным миром. Об этом пишет издатель журналов Business Ukraine и Lviv Today Питер Дикинсон в статье "Почему Кремль так зациклен на фантомных фашистах?" для The Atlantic Council – американской неправительственной организации, обеспечивающей идеологию развития НАТО. Издание "ГОРДОН" с разрешения The Atlantic Council публикует перевод статьи без сокращений.

Празднование 9 мая 2016 года в Москве
Празднование 9 мая 2016 года в Москве 
Фото: EPA
Питер Дикинсон
В апреле появились сообщения, что Кремль планирует провести масштабную клеветническую кампанию против российского номинального руководителя оппозиции Алексея Навального. Через несколько дней на YouTube анонимно вышла дорогостоящая видео-атака, в ролике сравнивались Навальный и Адольф Гитлер. Российские власти отрицали какую-либо связь с видео, но им мало кто верил. В конце концов, брендирование оппонентов как фашистов является фирменной тактикой Кремля и ведется уже несколько десятилетий.
Кремлевские чиновники с энтузиазмом разыгрывают фашистскую карту против любой оппозиции со времен разгара холодной войны. Когда венгры восстали против советской оккупации в 1956 году, Москва заклеймила восстание как "фашистский бунт", прежде чем отправить в страну свои танки. Такая же история произошла во время Пражской весны 1968 года. Чиновники Коммунистической партии даже называли Берлинскую стену "Антифашистской защитной стеной".
Эта тенденция выжила после советского краха и продолжается сегодня. Когда Эстония в 2007 году пыталась снести в центре Таллинна советский памятник, посвященный Второй мировой войне, кремлевские СМИ впали в бешенство по поводу "фашистской Эстонии", разжигая бунты среди многочисленного этнического русского населения Эстонии. В течение нескольких дней Россия запустила первую в мире полноценную кибер-войну против крошечного балтийского государства. Это гибридное нападение, содержавшее дезинформацию и кибер-элементы наряду с нацистскими мотивами, чтобы расшевелить этническое русское меньшинство, было зловещим предвестником грядущих событий.
Тема "фашистской Украины" остается неизменной чертой российской пропаганды
Самые печально известные кремлевские обвинения в фашизме традиционно предназначены Украине. Это началось не в 2013 году с негативного освещения в России протестов Евромайдана; еще со времен Второй мировой войны Москва стремится изобразить движение за независимость Украины как практически неотличимое от нацизма. Эти усилия, как правило, подчеркивали сотрудничество различных украинских лидеров независимости с нацистами во время войны и в то же время отбеливали альянс СССР с Гитлером в 1939–41 годах.
В постсоветский период кремлевские СМИ начали активно называть украинцев фашистами еще в 2004 году. В то время Виктор Ющенко баллотировался на пост президента как реформатор, который обещал движение Украины в сторону ЕС. С тех пор тема "фашистской Украины" остается неизменной чертой российской пропаганды, которая стала краеугольным камнем усилий Кремля по дискредитации Евромайдана и оправдания вторжения России в Крым и на восток Украины. Ни жалкий провал крайне правых политических партий Украины на очередных выборах после Евромайдана, ни назначение еврея премьер-министром не оказались достаточными для разоблачения этих оскорблений. Просто у России нет другого объяснения потери еще одного друга и союзника.
Почему Кремль так зациклен на фантомных фашистах? Это может быть скорее необходимостью, чем выбором. В битве "мягкой силы" – борьбе идей, определяющих международное господство сегодня, Россия практически безоружна. У нее нет вразумительной идеологии, чтобы противопоставить относительным правам и свободам демократических стран. Просто нет ответа на более высокие стандарты и продолжительность жизни, более значительную защиту, предлагаемую западной моделью. Разыгрывая фашистскую карту и пробуждая призраки Второй мировой войны, Кремль стремится отвлечь внутреннюю аудиторию от этих вопиющих изъянов, при этом претендуя на высокие моральные позиции.
День Победы стал целым сезоном ура-патриотической невоздержанности
Россиянам всех возрастов трудно противостоять такому подходу. Борьба с Гитлером и сегодня продолжает вызывать исключительный эмоциональный отклик в россиянах, которые считают себя государством-наследником Советского Союза и его 27 миллионов погибших во Второй мировой войне. Путин искусно использовал эту российскую чувствительность. Он сделал ежегодные празднования Дня Победы центральным элементом кремлевского календаря, превратив триумф Красной армии над нацистской Германией в фундаментальный миф современного российского государства. Когда-то мрачное торжество, посвященное трауру по павшим товарищам и потерянным близким, – День Победы стал целым сезоном ура-патриотической невоздержанности с новыми ежегодными государственными ритуалами на фоне культа победы, превосходящего все виданное в советские времена.
Акцент на поражении нацистской Германии скрывает недостатки современной России и заодно затмевает ужасы сталинского режима, а советские преступления против человечества часто списываются как вынужденная прелюдия для военных достижений. Поставить под сомнение любой аспект такого изложения фактов сродни ереси. Этот священный статус делает Вторую мировую войну уникальным мощным пропагандистским оружием против антикремлевских инакомыслящих. В этом контексте прославление Красной Армии и демонизация всех противников как фашистов – две стороны одной медали. Сочувствовать "фашисту" – значит оскорблять память тех, кто отдал свою жизнь, чтобы победить Гитлера. Это не просто преступление, это – грех. Это не особенно рациональный аргумент, но он эмоционально взрывоопасен, когда подкреплен всей силой кремлевской медиа-машины.
Есть некоторые признаки, что эта форма эмоционального шантажа может окончательно потерять свою силу. Например, видеоатака на Навального исчезла с YouTube после нескольких дней массовых насмешек. Она не смогла нанести удар по молодым россиянам, на которых пыталась повлиять. Тем не менее, пока еще слишком рано заявлять, что Россия достигла "пика фашизма". У Кремля нет альтернативных месседжей, способных зарядить внутреннюю аудиторию так, как это делает Вторая мировая война. В отсутствие недавних национальных достижений разгром Гитлера, похоже, будет оставаться путеводной звездой путинского государства в обозримом будущем. В результате российская общественность, видимо, обречена на одержимость фантомными фашистами, пока страна не сможет конкурировать с современным миром.