понеділок, 5 червня 2017 р.

Саддам Хусейн

Саддам Хусейн

Путь к вершине власти в Ираке Саддама Хусейна похож на авантюрный роман, в котором есть все: трудное детство, борьба, погони, тюрьма, ранение, чудесное спасение и долгожданная победа. В этом романе нет только одного – счастливого конца.
Настоящая его фамилия Садда́м Хусе́йн Абд аль-Маджи́д ат-Тикри́ти
 
У Саддама Хусейна не было беззаботного детства. Родился он в 1937 году в маленьком селении Аль–Ауджа, недалеко от города Тикрит. Отца он никогда не видел, тот то ли пропал, то ли был убит до его рождения. А его мать не хотела видеть новорожденного. Незадолго до родов умер от рака ее старший сын и она, как говорят, пребывала в депрессии. Пришлось его дяде по материнской линии - Хейраллаху забрать мальца на воспитание. Но спустя несколько лет армейский офицер Хейраллах за участие в антибританском восстании угодил в тюрьму. И Саддама забрала мать, которая по мусульманской традиции вступила в брак с родным братом бывшего мужа Ибрагимом. Семья голодала, и отчим отправлял Саддама пасти скот, а еще заставлял воровать кур и овец - на продажу. За провинности Ибрагим лупцевал мальчишку палкой, вымазанной в липкой смоле. К 10 годам Саддам не умел ни читать, ни писать. Но тут выручил дядя Хейраллах, который по выходу из заключения снова забрал племянника к себе и определил его в школу.

Хейраллах Тульфах оказал на воспитание Саддама решающее влияние. Тот по примеру дяди тоже заделался борцом с правящим режимом и записался в Партию арабского социалистического возрождения «Баас», которая проповедовала социальные реформы в стране. Необходимость реформ в Ираке действительно назрела. В такой же нищете, как и у Саддама, проходило детство тысяч детей в этой стране. Детская смертность в Ираке составляла до 35%, 70% сельских жителей не умели читать и писать, но короля Фейсала II это мало заботило. В результате иракские военные во главе с генералом Касемом и полковником Арефом осуществили государственный переворот. В 1958 году королевский дворец был взят штурмом, а Фейсал II вместе со своей семьей расстрелян. Восставшие провозгласили Ирак независимой республикой, которую возглавили Касем и Ареф. Но сами того не желая, они своим кровопролитием выпустили из бутылки злобного джина. В стране мигом образовалось множество разных партий, которые передрались между собой. Например, в марте 1959 года в городе Масуле вспыхнула вооруженная бойня между коммунистами, панарабистами, христианами, туркменами, арабами и другими. Но самым серьезным противником новой власти стала партия «Баас».

В декабре 1958 года в Тикрите был убит один из приближенных генерала Касема. По одной из версий это убийство осуществил Саддам Хусейн по поручению своего дяди Хейраллаха. Во всяком случае Саддам был арестован по подозрению в совершении этого преступлении и провел полгода в тюрьме, однако за отсутствием доказательств был отпущен на волю. Может быть тогда он решил, что идейных противников надо не отпускать, а ликвидировать, даже если нет доказательств их вины. Генерал Касем проявил либеральность. И в результате в октябре 1959 года Хусейн уже принял участие в покушении непосредственно на него. Это самая захватывающая история в биографии будущего диктатора.
В покушении на генерала Саддату была отведена второстепенная роль. Он стоял в прикрытии. Но в ответственный момент у него не выдержали нервы, и Хусейн открыл огонь по машине Касема. Водитель и адъютант генерала были убиты, но сам Касем уцелел, спрятавшись на полу своего автомобиля. В начавшейся перестрелке с охраной Саддам был ранен в голень. Потом он сам сделал себе операцию, вытащив ножом, засевшую в ноге пулю, ночью переплыл бурный Тигр, переоделся бедуином и, украв осла, бежал на нем в Сирию.
В Багдад Хусейн вернулся в 1963 году, когда к руководству страной пришла его партия «Баас». Но вскоре военные под руководством Арефа вернули себе власть. Саддам был арестован, закован в кандалы и заключен в одиночную камеру. В 1966 году ему удалось бежать из застенков. А в 1968 году «Баас» снова захватила власть. Говорилось, что Хусейн среди первых въехал на танке во двор президентского дворца. Сразу вспоминается Фидель Кастро, на танке въехавший в освобожденную Гавану.
Еще когда «Баас» находилась в подполье, Саддаму было доверено руководить ее подразделением под названием «Джихаз Ханин», которое занималось разведкой и контрразведкой. Поэтому ничего удивительного, что в новом правительстве ему было доверено контролировать спецслужбы. И под его руководством они развили бурную деятельность. На улицах городов Ирака публично вешали евреев, обвиненных в шпионаже в пользу Израиля, а в застенках безжалостно пытались и уничтожались враги режима.
Арабский журналист Саид Абуриш в своей книге «Саддам Хусейн: политика мести» писал:
«На всем, что делал Саддам, чувствовалось скрытое влияние личности Сталина. В особенности это касается опоры больше на систему государственной безопасности, … на криминальные элементы в системе госбезопасности. Эти люди были малограмотными головорезами, преданными Саддаму, без которого они были ничто… Если Саддам хотел от кого-то избавиться, он этого человека просто убирал… Методы расправы Саддам любит нетривиальные: рассказывают о ваннах с кислотой и катках для укладки асфальта».
Постепенно Саддам Хусейн упрочивал свое влияние, все более оттесняя на задний план номинального главу государства Ахмеда Хасана аль-Бакра. Однако надо отдать должное Хусейну: при его участии Ирак совершил настоящий прорыв в экономике. Благодаря национализации нефтяной отрасли бурными темпами в стране строились школы и больницы, электростанции, началась борьба с неграмотностью. Уровень жизни в Ираке стал одним из самых высоких на Ближнем Востоке. Сам Саддам формулу преобразований сформулировал как девиз: «сильная экономика, сильная армия, сильное руководство».
И, наконец, Саддам Хусейн добился главного – официально получил власть над страной. 16 июля 1979 года президент Ахмед аль-Бакр то ли добровольно, то ли добровольно-принудительно (говорили, что он посажен под домашний арест), ушел в отставку. Главой страны был объявлен Саддам Хусейн. И почти сразу же он повел себя как настоящий диктатор.
Уже 18 июля он собрал высшее партийно-государственное руководство и сообщил, что внутри партии созрел заговор. На сцену вывели бывшего генерального секретаря Совета революционного командования и заместителя главы правительства Абд аль-Хусейна Масхади. И тот, сломленный пытками, стал называть имена мнимых заговорщиков. Этих людей тут же в зале арестовывали и одного за другим препровождали в тюрьму. В тот день были арестованы 21 человек из числа руководителей партии «Баас», почти все министры и соратники Хусейна, с помощью которых он поднялся на вершину власти. Они были обвинены в передаче секретных сведений Сирии. Чтобы морально раздавить их и заставить признаться по приказу Саддама в соседние камеры поместили их детей, которых пытали, а девочек еще и насиловали. Бывшие соратники сознались и были публично казнены на площади. Говорят, что в этот день иракцы впервые научились кричать:
- Да здравствует Саддам!
И кричали они так довольно долго. А под их крики у Саддама Хусейна окончательно сформировалась мания величия. В его официальной биографии было записано, что он - прямой наследник имама Али, зятя пророка Мухаммеда. А членов партии «Баас» был введен специальный экзамен по знанию биографии вождя.
***
Многие политики, контактировавшие с Хусейном, отмечали его неадекватность. Президент Египта Хосни Мабарак назвал его «психопатом», а король Саудовской Аравии Фахд – «психически неполноценным». Во времена его правления иракцы шутили: «Если считать население Ирака по головам, то нас будет 36 миллионов - 18 миллионов жителей и столько же статуй Саддама». Из-за своих амбиций Хусейн не имел союзников. Он не сумел наладить хороших отношений ни со странами арабского мира, ни с СССР. Правда советское руководство долгое время поддерживало его за то, что он покупал у СССР оружие на миллиарды долларов и даже закрывало из-за этого глаза на его расправы с коммунистами.
А коммунистов Саддам Хусейн не жаловал давно. Историк и публицист Леонид Млечин любопытно описывал начало политической карьеры Хусейна в партии «Баас»:
«Шансов сделать партийную карьеру у Саддама практически не было. Необразованный, неотесанный юнец, вымахавший, правда, под метр девяносто, он годился только на одно – запугивать политических противников. Саддам сколотил отряд штурмовиков (их называли за глаза «саддамистами»), которые терроризировали всю округу.
Главными врагами партии «Баас» были тогда в Тикрите коммунисты, которые поддерживали генерала Касема, свергнувшего короля из династии Хашимитов. Саддам боролся с ними на совесть: дело кончилось убийством секретаря местной организации компартии. Автор книги не сомневается: Саддам не просто организовал убийство, но и сам застрелил секретаря».
Как отметил в своем интервью ВВС бывший аналитик ЦРУ США Джон Никсон, который первым допрашивал свергнутого диктатора после его обнаружения в подземной норе близ Тикрита, Соддам Хусейн был "клубком противоречий". "Он был одним из самых харизматичных людей из тех, с кем мне приходилось встречаться. Когда хотел, он мог быть очаровательным, милым, веселым", - вспоминал Никсон. Но когда Хусейн не хотел или не мог быть милым, он становился, по словам Никсона, грубым, наглым, отвратительным, пугающе злобным.