понеділок, 5 червня 2017 р.

Легендарные вампиры

Легендарные вампиры

Вампиры присутствуют в старинных сказаниях большинства народов на земле. Однако сделал их популярными Брэм Стокер, чей роман «Дракула» в конце ХIХ века, получил ошеломляющий успех по всему миру. Прообраз Дракулы – валашский господарь Влад Цепеш не был вампиром, но, говорят, страдал редкой болезнью – порфирией, для которой характерна усиленная светочувствительность кожного покрова и пигментация зубов в красно-коричневую окраску. Эти проявления болезни наряду со славой свирепого тирана и создали ему в народе образ кровососа, который изящно обработал Стокер в своем романе.
Влад Цепеш "Дракула"
Влад Цепеш "Дракула"
Единственный прижизненный портрет князя, написанный с него неизвестным художником во время заключения в венгерской тюрьме.
 
Люди больные порфирией прячутся от солнечных лучей и для восстановления нормального состава крови нередко начинают пить кровь животных, а то и человеческую.
Особенно много заболевших порфирией в Средние века было в Трансильвании, чему там способствовали браки между родственниками. Поэтому там легенды о вампирах получили особо широкое хождение. В Трансильвании настолько боялись вампиров, что во время похорон в гробах над шеей покойников прикрепляли серп. Если покойник окажется вампиром, то при попытке встать из гроба он должен был лишиться головы. Устраивали и целые ревизии на кладбищах. Считалось, что когда молодой девственник подводит к могиле одноцветную лошадь, то это верный способ узнать, вампир лежит под землей или нет. Если лошадь спокойно переступает через могилу – значит – нет, ну а если лошадь не хочет идти, значит надо раскапывать землю и забивать мертвецу осиновый кол в сердце. Когда покойникам вгоняли кол, они часто издавали некий хриплый звук. Считалось, что это предсмертный стон вампира, хотя на самом деле звук издавал оставшийся в легких мертвеца воздух, который выходил наружу.
Распространению легенд способствовали и некоторые загадочные преступления. Например, в сербской деревне Медвегия 1732 году уверовали в вампиров после одного происшествия. Сначала там погиб, неудачно свалившись с воза с сеном Арнольд Паоле, а через три дня от лихорадки скончалась молодая женщина по имени Станачка. Почему-то жители Медвегии решили, что «мора» - дух умершего Паоле три ночи пил кровушку у Станачки пока и ее не свел в могилу. После этого они разрыли могилу Паоле и обнаружили, что саван Арнольда пропитан кровью, а из глаз и изо рта течет свежая кровь. Сельчане сочли это доказательством того, что Паоле – вампир и без долгих проволочек вогнали ему осиновый кол в сердце. Хотя медики говорят, что кровотечение у трупов – это нормально. После окоченения кровь начинает у них изливаться из разорвавшихся сосудов.

В начале ХIХ века большой резонанс вызвала одна туманная история в Германии. В 1818 году в баварском городе Вюрцбурге поселился доктор Генрих Шпатц с супругой. Вскоре он стал одним из самых авторитетных врачей в этом городе. Жители Вюрцбурга очень сожалели, когда 1831 году этот блестящий специалист уехал в Прагу. Через месяц после его отъезда в полицию обратились два ассистента Шпатца, которые заявили, что доктор и его супруга были вампирами и покусали их, чтобы превратить в себе подобных. Полиция не поверила молодым людям, но для порядка провела обыск в особняке Шпатца. И обнаружили в подвале останки 18 человек. Отправили запрос в Пражский университет, куда доктор уехал преподавать. Из университета ответили, что Шпатца в штате этого учреждения не значится и на работу туда его никто не приглашал. Получилось, что Шпатц и его супруга исчезли в неизвестном направлении, а его ассистенты из Вюрцбурга, нажаловавшиеся на шефа, вскоре отдали богу душу. Один из них перед этим несколько месяцев вел жизнь затворника в темной комнате с закрытыми ставнями, где питался только сырой свиной кровью, которую покупал у мясника. Когда такая жизнь ему надоела, он повесился. А второй ассистент убил своего маленького племянника и стал пить его кровь. За этим занятием его застала няня ребенка, которая проломила кочергой голову кровососу.

Если верить, что человек, укушенный вампиром, сам превращается в кровопийцу, то число вампиров на земле должно множится в геометрической прогрессии. Судя по получившим известность криминальным происшествиям, так и происходит. Сообщения о действиях упырей в человеческом облике появляются все чаще и чаще. Только в жизни вампиры совсем не такие красивые и романтичные как Дракула.

Недавно стала достоянием гласности одна любопытная история. В 1934 году сотрудники НКВД Алтайского уезда задержали некоего Степана Коровина по подозрению в убийстве пяти человек. Этот уроженец города Новониколаевска (Новосибирска) работал путевым обходчиком на станции Топчиха и производил впечатление рядового трудяги. Однако в ходе следствия сам Коровин рассказал, что обычная человеческая еда ему не в кайф. А напившись крови, он и чувствует себя хорошо, и может неделями обходиться без пищи и питья. Коровин признался, что, будучи "кровавой жаждою томим", он по ночам выслеживал припозднившихся прохожих. Потом нападал на них, придушивал до бессознательного состояния, затем прокусывал жертвам сонную артерию на шее и высасывал из них кровь.
Сотрудники НКВД добросовестно запротоколировали его показания, но в вампиров они не верили, а потому поместили Коровина в общую камеру. И вскоре пожалели о своем заблуждении. Как-то утром трое сокамерников Коровина не поднялись со своих лежанок по причине малокровия. Их обнаружили мертвыми с прокушенными шеями. После этого Коровина тут же перевели в «одиночку».
Уездная коллегия суда приговорила кровососа к смертной казни через расстрел. Судьи тоже не верили в вампиров, а потому не стали избирать ему казнь путем обезглавливания и забития осинового кола в сердце. В результате расстрельная команда намаялась с исполнением приговора. На Коровина было израсходовано три обоймы табельного пистолета. Пока стреляли ему в тело, он никак не хотел падать и умирать. И только когда ему почти в упор загнали четыре пули в сердце и в голову он испустил дух.

Преступления Коровина были засекречены, а потому славы он не обрел. Зато примерно в то же время в других странах появились свои легендарные вампиры. Причем в Германии их появилось даже два. 22 апреля 1931 года вынесен смертный приговор Петеру Кюртену, получившему прозвище «Дюссельдорфский вампир». Он совершил 9 убийств и 7 неудачных попыток убийства. Жертвам он перерезал горло и пил их кровь. А перед казнью поведал тюремному доктору о своей сокровенной мечте: «Когда мне отсекут голову, я смогу почувствовать, пусть лишь на какое-то мгновение, как моя собственная кровь хлынет из обезглавленной шеи. Это будет высшее наслаждение, которое затмит собой все, что было пережито мною до сих пор».
Фритц Хаарман, прозванный «Ганноверским вампиром» приглашал к себе домой молодых людей, преимущественно беженцев, которых было много в Германии после первой мировой войны. А потом действовал по принципу Бабы Яги. После того как он «напоил, накормил и спать уложил» гостя, в нем просыпался зверь. Хаарманн нападал на парня, впивался несчастному в горло и отгрызал голову, одновременно удушая руками. Суд приговорил Хаармана 24 раза к смертной казни – по разу за каждую из его жертв.

10 августа 1949 года был казнен в тюрьме Уэндсворт «Лондонский вампир» Джон Хейг, убивший 9 человек. Хейг завещал свой костюм музею мадам Тюссо, а в прощальном письме написал: «Я хочу, чтобы служитель музея следил за тем, чтобы у меня на брюках всегда была безупречная стрелка. Я потолстел в тюрьме, это неприятно. Надеюсь, что восковой фигуре придадут более стройные очертания». Его завещание было исполнено.
У Хейга, Хаармана и Кюртена появилось множество последователей. За последние годы вампирские преступления стали почти обыденным явлением, но никто не сумел превзойти по известности эту троицу.
Ссылки по теме: