неділя, 4 червня 2017 р.

Биржевой король Америки

Биржевой король Америки

Ричард Уитни производил впечатление образцового янки. Он был выходцем из семьи первых американских переселенцев, приплывших в 1630 году из Англии. Его отец был банкиром, имевшим давние связи с «Домом Моргана». Благодаря отцовским деньгам и положению в обществе, Ричард получил блестящее образование в университетах Гротона и Гарварда.
А благодаря собственным способностям в юности был капитаном бейсбольной и футбольной команд. В Гарварде увлекся греблей и стал казначеем гребного клуба. И женился он весьма удачно на девушке из состоятельной семьи, принадлежавшей к «Юнион лиг клаб».
Ричард Уитни
После окончания учебы Уитни купил себе место на Нью-Йоркской фондовой бирже, и основал в 1917 году фирму «Ричард Уитни энд Компании». Несмотря на молодость на бирже к нему относились с уважением. Старший брат Ричарда – Джордж, был женат на дочери старшего Моргана и считался партнером известнейшей семьи банкиров. Он постоянно помогал младшему братишке. В результате тот, обрел на бирже репутацию «брокера Морганов».
А еще более упрочила его имидж образцового брокера страсть, с которой он осуждал нечистоплотные методы коллег. В результате Ричарда Уитни даже избрали председателем комиссии по борьбе с биржевыми махинациями.
Однако за репутацией честного брокера и образцового янки скрывалась другая сторона натуры Уитни. По сути дела он был запойным игроком. А поскольку биржевая деятельность это тоже своего рода игра, то он азартно устремлялся в рискованные финансовые операции. И нередко проигрывал.

В то время на бирже в фаворе были «быки», т.е. брокеры, игравшие на повышение. При удачных инвестициях можно было на одной операции сколотить состояние. Уитни тоже решил сыграть на повышение по крупному. Он занял 750 тысяч долларов у брата и приобрел на них акции предприятия по производству удобрений из ила и компании по добыче минеральных коллоидов. Однако эти акции не только не росли в цене, а наоборот падали. Ричард проиграл. Однако, как всякий запойный игрок, не терял надежды отыграться. И начал все сильнее увязать в долговой яме. Уитни запустил в оборот ценные бумаги из оставленного тестем наследства. Потом заложил свой особняк в Ист-Сайде за 110 тысяч долларов. Еще несколько раз брал взаймы у брата. Однако Фортуна никак не желала поворачиваться к Уитни лицом. По сути дела игра на бирже приносила ему одни убытки. К началу 1929 года его долги исчислялись весьма внушительной суммой – около двух миллионов долларов. Правда, это оставалось тайной, внешне у Ричарда обстояло все хорошо, а потому он был избран вице-президентом нью-йоркской биржи.

И тут в США грянул финансовый кризис. Который неожиданным образом вознес Ричарда Уитни на новую высоту. 1929 год стал трагичным для множества американских бизнесменов. Они разорялись, акции превращались в обычную бумагу, по стране прокатилась волна банкротств. Несколько крупных финансистов покончили жизнь самоубийством. Фондовый рынок катился в пропасть. На нью-йоркской бирже царили хаос и паника. Но к счастью, 24 сентября 1929 года в «черный четверг» для биржи, у нее нашелся свой герой, который остановил ее крах.
Президент нью-йоркской биржи престарелый Симмонс оказался дальновидным финансистом, до кризиса он успел сбросить большую часть своих акций, а потому когда фондовый рынок рушился, радовался жизни во время медового месяца с молодой супругой на Гавайских островах. Отдуваться за него на Уолл-стрит остался вице-президент биржи Уитни. И Ричард не подкачал. Заручившись поддержкой банкиров, Уитни в самый ответственный момент появился на торговой площадке, и с невозмутимым видом начал покупать акции, в то время как все прочие пытались их продать. Паника на торговой площадке сменилась изумлением. Все брокеры замерли, наблюдая как Ричард, деловито и бесстрастно, скупает крупные пакеты «голубых фишек».
Говорят, что Уитни в тот день по согласованию с консорциумом банков потратил на покупку акций огромную сумму - 250 миллионов долларов. Но тем самым предотвратил крах фондовой биржи. Ее работа возобновилась и стабилизировалась. А Ричард Уитни стал национальной знаменитостью. О нем восторженно писали все газеты и журналы Америки. На волне популярности в 1930 году он был избран президентом нью-йоркской биржи. В качестве финансового светила Уитни был приглашен в Белый дом к президенту США Гуверу.

Нью-Йоркская фондовая биржа и Уолл-стрит. 1936
 
Надо отдать Ричарду Уитни должное. На посту президента крупнейшей фондовой биржи мира он удержал ее на плаву в самые сложные годы Великой депрессии. Однако, отстаивая интересы финансистов, он выступил с критикой курса нового президента США, Франклина Рузвельта, по государственному регулированию рынка. И, как следствие, в 1935 году лишился поста руководителя биржи, но остался в совете ее директоров.
Казалось, что Ричард Уитни наслаждается жизнью. Он вел роскошную жизнь, проводил время в самых дорогих клубах Америки, ездил на 8 автомобилях, имел 48 костюмов и великолепную коллекцию вин. Однако расходы на красивую жизнь и содержание огромного штата прислуги в его особняке Фа-Хиллс в Нью-Джерси требовали немалых средств. А в игре на бирже ему по-прежнему не везло.
 После отмены «сухого закона» он вложил 225 тысяч долларов в производство яблочной водки «Джерси лайтинг», яблочной самогонки, которую подпольно изготавливали бутлегеры в период запрета алкоголя в стране. Однако в период легализации спиртного, пить самогонку американцы не захотели. Проект с «Джерси лайтинг» у Ричарда провалился и принес ему одни убытки. Чтобы покрыть их, Уитни похитил и заложил облигации нью-йоркского яхт-клуба, президентом которого являлся. По сути, он уже катился по наклонной, и новые вложения только увеличивали его долги.
К 1937 году финансовый светила Америки и гений биржевой игры уже задолжал банкам около 5 миллионов долларов и 1,25 миллиона – брату Джорджу. Но остановиться он уже не мог. Ричард напропалую занимал деньги у всех знакомых и проигрывал их на бирже. Потом и от займов перешел к откровенным аферам.
Уитни увел из фонда Exchange’s Gratuity, председателем которого состоял, 1 млн. долларов. Однако бдительный аудитор фонда обнаружил пропажу этих денег. Началось следствие. Десятки кредиторов Уитни подали на него заявления в комиссию по борьбе с биржевыми махинациями. Оказалось, что Ричард, некогда возглавлявший эту комиссию и слывший непримиримым борцом с этими самыми махинациями, и есть – самый крупный махинатор за всю историю нью-йоркской фондовой биржи. Выяснилось, что он не только похитил деньги из фонда, но и обчищал счета многих своих клиентов. А долги его компании, «Ричард Уитни энд Компании», составили 30 млн. долларов.
В результате Ричарду Уитни были предъявлены обвинения в хищении денежных средств в особо крупных размерах, мошенничестве, а также краже денег у яхт-клуба и своего тестя. На основании них вынесен судебный вердикт - пять лет заключения в тюрьме Синг-Синг.
12 апреля 1938 года более 6 тысяч человек собрались на центральном вокзале Нью-Йорка, чтобы своими глазами увидеть, как поведут в наручниках «биржевого короля». Разоблачение Ричарда Уитни стало в Америке не просто сенсацией, а неким символом нечистоплотности богачей-капиталистов.
И хотя Ричард в тюрьме особо не тужил – играл в бейсбол и обедал по расписанию, ему, наверное, частенько икалось, когда всуе поминали его имя. А поминали его часто.
Например, как-то судья в Сент-Луисе перед вынесением приговора юнцу, стянувшему на заправочной станции два доллара, вспомнил историю «биржевого короля»:
- Мистер Уитни украл у яхт-клуба и тестя двести двадцать пять тысяч долларов и получил пять лет. Значит – по сорок пять тысяч долларов за год и по сто двадцать в день. Парень украл два доллара, следовательно, я приговариваю его к двадцати четырем минутам тюрьмы.