пʼятниця, 19 травня 2017 р.

ВОРОВСКАЯ МАЛИНА И ЗЭКИ.ФОТО

Картинки по запросу воровские малины фотоПохожее изображениеСреда, 22 Май 2013 00:00
Оцените материал
(35 голосов)

Из истории уголовного розыска в Приморье

Волынец-2Свою историю уголовный розыск Приморья начинает в 1909 году, когда во Владивостоке было создано сыскное отделение. Его руководителем был назначен Михаил Мерцалов, имевший сельскохозяйственное образование, но уже считавшийся по Сибири неплохим следователем. По другим данным первым начальником сыскного отделения стал П.Я.Тютюнников, а М.А.Мерцалов сменил его. О важности такого события, как создание сыскного отделения, говорит тот факт, что сам губернатор просил городскую управу выделить для сыскного подразделения отдельное здание, что и было сделано. Первоначально сыскное отделение располагалось на улице Суйфунской, а потом, уже окончательно, разместилось на Пушкинской. 41, в здании, где в разное время находились инженерная служба Владивостокской крепости, а в гражданскую войну проживали женщины легкого поведения.
Криминальные особенности края и самого города Владивостока, тогда в значительной степени диктовались, в том числе, и китайцами, которые, мало того, что придавали местной преступности восточный колорит, зачастую по дерзости и количеству совершаемых преступлений опережали местных уголовников, а последние предпочитали просто сосуществовать с мигрантами, занимающимися «нелегальным промыслом», хотя мелкие стычки все же происходили.
На время вступления в должность Михаила Мерцалова одной из самых крупных и дерзких банд в городе была банда с названием «21». Преступники, бравируя, оставляли на месте каждого совершенного разбоя или грабежа название своей банды – «21», написанное, где придется. «Квалификация» разбойников была достаточно высока, а созданная ими сеть наводчиков и информаторов, дружеские связи, в том числе, как выяснилось уже позже, и с полицейскими чинами, позволяли банде длительное время промышлять в городе и на его окраине. К этому стоит добавить, что тогда банда не могла существовать, не имея каналов для сбыта награбленного, а так как преступники работали на «потоке», то и коммерсанты средней руки не гнушались «сотрудничать» с ними, кто из-за страха, а кто просто ради наживы. Но, как написано выше, это стало известно уже позже. Именно Мерцалов, в которого сначала верили далеко не все сослуживцы, смог организовать и довести до логического конца работу по уничтожению банды.
Даже краткий экскурс в историю уголовного розыска края будет не полным, если не упомянуть об особенностях преступности региона тех времен. А именно, что криминал в регионе в те времена имел ярко выраженную интернациональную составляющую.

Kiselev honghuz
Преступления, совершаемые этническими китайцами, использующими в качестве «малины» несколько кварталов города под названием Миллионка, где располагались воровские притоны, опиекурильни, дома терпимости, различного рода забегаловки и даже бани специально для выходцев из Поднебесной, доставляли сотрудникам уголовного розыска и полиции в целом, огромную головную боль. Мало того, что криминальный Китай прочно укрепился прямо в самом центре Владивостока, он регулярно получал в свои ряды новых адептов, в лице хунхузов, практически свободно мигрировавших из Поднебесной в Приморье. Путешественник Пржевальский писал о хунхузах: «В буквальном переводе это слово означает красная борода. Это люди, по большей части различные преступники, бежавшие из Китая, чуждые всяких семейных связей, живущие сегодня здесь, а завтра там, конечно, всегда были и будут готовы на предприятия, хотя и опасные, но в случае успеха обещавшие скорое и легкое обогащение».
Сама же Миллионка представляла собой сонм тесно стоявших между собой строений, в основном принадлежавшим китайцам, где имелось множество ходов-выходов, целые лабиринты, в том числе и тайных проходов, что и привлекало сюда преступников и нелегальных иммигрантов, массово скрывавшихся там, а грабежи и убийства были на Миллионке обычным делом. О том, как прочно вросла криминальная Миллионка в жизнь Владивостока, говорит и то, что она просуществовала до 1936 года, благополучно пережив царскую власть, власть Дальневосточной республики, различные правительства, как их еще иногда называют «белые» и более десяти лет уже продержавшаяся при Советской власти.
Работа уголовного сыска в таких условиях, когда по центральным улицам города разгуливают преступники не только из России, а еще и из соседних стран, в первую очередь Китая, которые занимались кроме краж, грабежей, разбоев еще и контрабандой, в том числе и наркотиков, была явно не проста, а наличие в полицейском управлении переводчиков с различных языков, скорее успокаивало сыщиков, чем помогало им. Нужно добавить и про национальную составляющую, когда добропорядочные китайские граждане отказывались вступать в контакт с розыскниками, даже если их ограбили или обворовали их собственные земляки.
Борьба с «криминальным интернационалом» силами местной полиции не давала нужных результатов. И летом 1907 года, не выдержав регулярных налетов и наглости хунхузов добропорядочные китайцы и корейцы Куперовской пади. – сейчас это район «Дальпресса» и начала улицы Комсомольской, - обратились к самому генерал-губернатору с прошением о даче разрешения на создание во Владивостоке китайского сыскного отделения. Они писали, что готовы на то, что полиция, которую они, кроме всего прочего, обещали регулярно финансировать, непосредственно подчинялась бы русскому полицмейстеру, как отдельное подразделение. Согласие было получено, а руководству полиции было дано задание «подыскать честных и опытных китайских сыщиков».
Эффективность работы сыщиков повысилась, но подробностей о конкретных фактах раскрытия этим весьма своеобразным подразделением сыска не сохранилось, и рассказать о нем более подробно сейчас практически невозможно.
Криминал, в свою очередь, то же не стоял на месте. Газета «Дальний Восток» опубликовала статью в июльском номере 1908 года в , которая называлась «Кто хозяева Уссурийского края?». В статье, в частности, говорилось, «…У нас почти на виду у многотысячного гарнизона высаживаются с шаланд и шлюпок шайки хунхузов, которые грабят и убивают, берут в заложники и благополучно удаляются восвояси… …Мы сейчас лишены возможности предоставлять своим семьям пользоваться дачами в окрестностях Владивостока, а тот, кто живет там, чуствует, что для него совершенно отравлено всякое удовольствие от дамоклова меча, который висит у него над головой в виде возможного нападения хунхузов или похищения детей…» Вот именно в таких условиях и приходилось работать сыщикам, о которых мы сейчас практически ничего не знаем.

millionka 1За период с 1917 по 1922 год власть на территории нынешнего Приморья неоднократно переходила из рук в руки, включая, различные «российские правительства», иностранную интервенцию, да и действия тогда партизанских отрядов, как из числа революционеров, так и из числа сторонников «белого движения», и даже состоящих из «забытых» японских военнослужащих, никоим образом не могло положительно повлиять на работу как полиции в целом, так и уголовного сыска.
15 ноября 1922 года Дальневосточная республика вошла в состав РСФСР, что и послужило поводом для создания в Приморье новой, - уже советской милиции, и, конечно, уголовного розыска в ее составе. Тогда, на начальном этапе численность личного состава милиции Приморской губернии, без учета штатов Приамурской, составляла 1731 человек. В процессе реорганизации были объединены ряд управлений, проведены сокращения сотрудников, введен институт начальников волостных милиций. В результате, после нововведений и присоединения ко всем управлениям подразделений уголовного розыска, штат сотрудников милиции всей Приморской губернии сократился до 812 человек.
Работа уголовного розыска начала налаживаться уже в новых условиях. Но в криминальной среде изменилось немного. Практически в каждом номере местной партийной газеты «Красное Знамя» в 1920-1930-х годах упоминалось как сотрудники уголовного розыска или милиция ликвидировали очередной притон на Миллионке. Почему опять Миллионка? Мало того, что территория эта представляла просто территорию сплошь состоящую, как писалось выше, из злачных мест, на любой вкус, так еще возникла и другая проблема. Со слов начальника Приморского ОУНКВД Визеля, Миллионка являлась убежищем всего преступного и бездокументного элемента, всех прибывающих из-за границы контрабандистов и японских шпионов, причем последние в этих же домах получали все интересующие сведения, поскольку сталкивались с лицами, работающими в государственных организациях и даже на военных объектах. О серьезности проблемы говорит и то, что 17 апреля 1936 года Политбюро ЦК ВКП (б) приняло специальное постановление о ликвидации Миллионки. Теперь от Миллионки, доставлявшей множество хлопот, как имперскому сыску, так и советскому уголовному розыску, остались только часть домов. Но нельзя забывать, что именно в   трущобах   Миллионки   не   действовали общепринятые законы и очень жестко соблюдались свои собственные.   Тех, кто не принимал это, - карали, могли и просто убить. Да и получить пулю во время игры в карты, если кому-то что-то не понравилось, можно было запросто.
Некоторые историки пишут, что едва ли не каждый день в кварталах Миллионки находили до десяти а то и более трупов, многие из которых были изуродованы. По легендам, земля в этой части города изрыта подземными ходами.
Военные и первые послевоенные годы, когда уголовный розыск края возглавляли, каждый в свое время, Василий Фомич Тарасов и Павел Павлович Витальев, повлияли и на работу сыска. Но с середины пятидесятых годов уголовный розыск, как и вся страна, начали, если так можно сказать, приходить в себя. Качество работы сыщиков края тех времен заставляет отдавать должное их профессионализму. Так в 1957 году только по линии уголовного розыска было привлечено к ответственности 5.163 человека. из которых 1.300 являлись членами различных банд и воровских шаек, что было бы не возможно без грамотного проникновения сыщиков в преступную среду. Только в Октябрьском районе края в том же году количество привлеченных к ответственности за кражи увеличилось в три раза. И все это на фоне активизации и криминального элемента, когда только во Владивостоке количество краж в 1957 году возросло, по сравнению с 1956 годом, на 50 преступлений и составило 268.
Можно называть различные причины, влияющие как на рост преступности, так и на эффективность работы сыщиков, но факт остается фактом, уровень преступности рос, количество зарегистрированных только в городе Владивостоке разбойных нападений за 1960 год оказалось более чем на 30% выше, чем в 1959 году. Но это не значит, что сотрудники уголовного розыска опускали руки. Чтобы не происходило и что бы не говорили, сыскари и в те далеко не простые годы делали свою работу на совесть. Вот несколько примеров уже из середины шестидесятых годов. Так в августе 1966 года в магазине Ювелирторга на улице Ленинской с поличным были задержаны двое воров-карманников. В Уссурийске так же летом 1966 года местные оперативники «вычислили» и задержали группу налетчиков, которые в одну ночь совершили несколько преступлений – грабежи и изнасилования. Там же обезвредили шайку из десяти человек, которая несколько месяцев буквально терроризировала военнослужащих.
Семидесятые, восьмидесятые и девяностые годы двадцатого столетия работа сыщиков так же не была простой, но именно эта служба закалила и помогла состояться как профессионалам многим из нынешних руководителей уже современной полиции.
Примеров грамотной и профессиональной работы приморских сыщиков в те годы можно привести намного больше, а все заслуги и подвиги сотрудников уголовного розыска края перечислить не хватит ни времени, ни бумаги, но хотелось больше показать в каких условиях в разное время приходилось работать и царским сыскарям и советским операм и, что условия эти были далеко не простыми.
автор: Александр ВолынецПохожее изображениеПохожее изображениеКартинки по запросу воровские малины фотоКартинки по запросу воровские малины фотоПохожее изображениеПохожее изображениеПохожее изображениеПохожее изображениеКартинки по запросу воровские малины фотоКартинки по запросу воровские малины фотоПохожее изображение