неділя, 4 червня 2017 р.

Ацтеки и инки

Олег Логинов

Ацтеки и инки

Человеческие жертвоприношения ацтеков
Человеческие жертвоприношения ацтеков

Человеческие жертвоприношения ацтеков ярко были показаны в фильме Мэла Гибсона «Апокалипсис». И это была не выдумка, ритуальные убийства действительно играли важнейшую роль в государстве ацтеков.
Два верховных жреца занимали второе по значению - после короля - положение в государстве. Их влияние было обусловлено, что именно они задабривали богов, то и дело насылавших на ацтеков различные катаклизмы: засуху, эпидемии, мор. А задобрить богов могли в основном человеческие жертвы. Жрецы были главными хранителями действующей власти. Одним своим видом они нагоняли жуть на простых людей. Облаченные и раскрашенные в черное или пурпурное, со сгустками крови в волосах, они производили жуткое впечатление хищных демонов, которым не свойственны человеческие чувства. А тех, кто все же отважился протестовать против власти, они умертвляли на жертвенном камне бога войны.

О том, как приносились человеческие жертвы у ацтеков, рассказывается в книге «Конец пожирателей человеческих сердец» польского историка Зенона Косидовского.
«Верховным божеством считался бог солнца, источник всякой жизни, однако ацтеки поклонялись, прежде всего, грозному богу войны Уицилопочтлю. В его лице и в приносимых ему жертвах нашли свое выражение кровожадные инстинкты ацтеков. Этот омерзительный бог, едва появившись на свет, запятнал себя кровью собственной семьи: он отрубил головы своим братьям и единственной сестре. Его мать, отвратительное существо с черепом мертвеца вместо головы и когтями ястреба вместо пальцев, вызывала у всех ужас».
Человеческие жертвы ацтеки приносили следующим образом. Четыре жреца, размалеванные в черный цвет, в черных одеждах, хватали юношу за руки и ноги и бросали его на жертвенный камень. Пятый жрец, облаченный в пурпурные одеяния, острым кинжалом из обсидиана распарывал ему грудную клетку и рукой вырывал сердце, которое затем бросал к подножию статуи бога. У ацтеков существовало ритуальное людоедство: сердце поедали жрецы, а туловище, сброшенное со ступеней пирамиды, уносили домой члены аристократических родов и съедали его во время торжественных пиршеств.
Кроме 18 главных празднеств в году, нередко продолжавшихся по нескольку дней, едва ли не каждый день отмечался праздник какого-нибудь из богов, поэтому человеческая кровь лилась непрерывно.
Богине плодородия приносили в жертву молодую девушку. Раскрашенная в красный и желтый цвет, что символизировала кукурузу, она должна была исполнять изящные ритуальные танцы, а потом гибла на жертвенном алтаре.
В религии ацтеков существовал даже особый покровитель человеческих жертв - божок Хипе. В его честь жрецы сдирали кожу с живых юношей, которую натягивали на себя и носили в течение 20 дней. Даже сам король надевал кожу, срезанную со стоп и ладоней.
Верхом дикости представляется нам ритуал, связанный с культом бога огня. Жрецы разжигали в храме этого бога огромный костер, потом раздевали догола военных пленников и, связав их, бросали в огонь. Не дожидаясь, пока они погибнут, вытаскивали их крючьями из пламени, клали себе на спину и исполняли ритуальный танец вокруг костра. Только после этого жрецы закалывали их на жертвенном камне.
Религия ацтеков не щадила даже детей. Во время засухи жрецы убивали мальчиков и девочек, чтобы бог дождя смилостивился. Младенцев, купленных у нищих родителей, наряжали в праздничные одежды, украшали цветами и в колыбелях вносили в храм. Закончив ритуальные обряды, их убивали ножами.
Как только появлялись первые ростки кукурузы, детей умерщвляли по-иному: им отрезали головы, а тела хранили в горных пещерах как реликвии. В период созревания кукурузы жрецы покупали четырех детей в возрасте пяти-шести лет и запирали в подвалах, обрекая на голодную смерть.
Точно неизвестно, сколько человеческих жертв приносилось ежегодно в государстве ацтеков. Ученые считают, что 20-30 тыс. Возможно, эти цифры преувеличены, но нет сомнения, что они все-таки были внушительными. Доказательством служат настоящие склады с десятками тысяч черепов, найденные конкистадорами во всех ацтекских городах, и в особенности уже упомянутое сооружение в Теночтитлане, где Берналь Диас насчитал 136 тыс. черепов. Ацтекскому государству приходилось постоянно беспокоиться о том, чтобы обеспечивать ненасытных богов жертвами.
Особая группа воинов только тем и занималась, что захватывала пленников и доставляла их в храмы. Не одну войну ацтеки начинали лишь затем, чтобы добыть пленников. Мерилом доблести, а, следовательно, и заслуг ацтеков было количество их пленников, которое имелось на счету у каждого воина, поэтому ацтеки, вместо того чтобы убивать противников и наносить им раны, старались во что бы то ни стало брать их в плен. В этом странном обычае, наверно, и следует искать объяснение того, что среди конкистадоров оказалось поразительно мало убитых и раненых.
Монтесуму как-то спросили, почему он терпел в столь близком соседстве независимое государство тласкаланцев. Он ответил, не задумываясь: «Чтобы оно поставляло нам людей для жертв богам».
А пленников для жертв было нужно много. В 1479 году на празднике освящения «Камня солнца» возле этой каменной плиты было поставлено в ряд 1100 пленников, захваченных ацтеками и их союзниками. Всех пленных принесли в жертву, их перекололи кинжалами жрецы и высшие сановники государства ацтеков.
Во время торжественного освящения храма бога войны в Теночтитлане в 1486 году аналогичным образом было убито целых 20 тысяч пленников.
Массовые казни выглядели, конечно, эффектно. Но особо красивым считалось жертвоприношение в честь великого бога Тецкатлипока. За год до праздника этому богу выбирали в жертву самого красивого пленника. И потом весь год его холили и лелеяли - кормили изысканнейшей едой, одевали в лучшие наряды. За 20 дней до праздника к нему приводили четырех красивых девушек, которые считались его женами. Но спустя 20 дней сладкая жизнь пленника заканчивалась на каменном жертвеннике храма Тецкатлипока, где верховный жрец разрубал ему грудь красавца, чтобы извлечь из нее еще трепещущее, окровавленное сердце и поднести его великому богу.
Одним из предназначений ритуальных казней ацтеков было отправить послание богам вместе с душой казненного. Вместилищем души по их мнению являлась кровь. Если кровь жертвы дымилась, значит душа покидала тело и взмывала к небесам, чтобы рассказать там богам о бедах и чаяниях ацтекского народа. Если кровь сворачивалась, душа оставалась в мертвом теле. По преданию она потом покидала его в виде большой зеленой мухи, называемой «глазами мертвых».

Ритуалы с вырезанием сердец у людей и посвящением их богам существовали и у других цивилизаций Южной Америки: инков и майя. Правда, с некоторыми отличиями: майя кидали жертвы в специальные колодцы-сеноты во время засухи, инки в горах закладывали камнями мальчиков. Инки вообще как-то не по-родительски относились к своим детям. В случае болезни они приносили в жертву своих детей, умоляя богов принять их вместо себя.
Схожие кровожадные обычаи были в обиходе и у других племен. Воинственные тольтеки, которые покорили многие майские города, также прибегали к массовым человеческим жертвоприношениям. В их столице Чичен-Ице они в жертву богам сбрасывали пленников гигантскую круглую воронку диаметром 60 метров, называемую «Священный Сенот».
Кроме пленников южноамериканские племена часто казнили своих проштрафившихся соплеменников. А проштрафиться у них было запросто. Например, ацтеки казнили за кражу кукурузы с поля и за прелюбодейство. У инков смертью карались даже такие незначительные проступки как поваленное в лесу дерево, кража плодов с государственной плантации или отлучка из армии без разрешения командира. А уж по части жестокости казней фантазия у индейцев была развита отлично. Они били жертву камнями, бросали в пещеру к ягуарам или ядовитым змеям, подвешивали верх ногами или за волосы над пропастью. Распространенной казнью были своеобразные гладиаторские бои, в которых безоружному преступнику противостоял вооруженный воин. Исход этих поединков был практически предопределен. Смертью кончалась для пленников и ритуальная игра в мяч. В случае тяжкого преступления казни подлежали все родственники виновного.
Но среди всех племен Южной Америки самые массовые казни практиковали все же ацтеки. Причем по любому поводу. Из-за этого периодически даже возникал дефицит в материале для человеческих казней. Некоторые доведенной до крайней нужды родители продавали своих детей в храмы для кровавых жертв. Кто-то даже пытался делать на этом бизнес и специально плодил детей для продажи храмам.
Еще одной разновидностью ритуальных убийств у ацтеков являлись погребальные церемонии. На костре вместе с умершим королем Тескоко Насауальпиллем вместе с его трупом сожгли 12 рабов и рабынь.
Фильм М. Гибсона «Апокалипсис» заканчивается появлением у берегов государства ацтеков испанских конкистадоров. Испанцы стали для ацтекских вождей некоей божьей карой за жестокое обращение со своим народом.
Тлатоани ацтеков Монтесума II Младший (1466-1520), чтобы отметить свою коронацию, послал на смерть 12 тысяч воинов. В 1517 году он устроил грандиозное по масштабам жертвоприношение в честь богини Тонатцин. Жертвами стали пленники из племен Тлашкалы и Уэшотцинко. Их разделили на три части. Первой занялся сам Монтесума II, расправившись с ними обычным способом: он рассекал грудь и вырывал ещё бьющееся сердце. Вторую группу сначала поджаривали на жаровне и уже затем у полуживых мучеников вырывали сердца. Третью группу привязали к специальным столбам и убивали стрелами с тупыми, раскалёнными на огне наконечниками.
Однако сам Монтесума стал жертвой испанцев. В ноябре 1519 года отряд Кортеса вошёл в столицу ацтекской державы Теночтитлан (нынешний Мехико) и захватил в плен Монтесуму, которого для острастки заключили в оковы. Однако вскоре жестокость и мародерство испанцев вызвало восстание среди ацтеков. 30 июня 1520 года Кортес вывел Монтесуму к толпе, чтобы тот успокоил соплеменников. Ацтеки решили, что владыка предал их, и забили его камнями.

Последним верховным правителем-тлатоани империи ацтеков стал 18-летний Куаутемок из Тлателолько. Он сумел дать испанцам и их союзникам тлашкаланцам решительный отпор. При штурме столицы Теночтитлан в одном из сражений было захвачено в плен 60 испанцев. А вечером их уцелевшие товарищи услышали зловещий бой большого барабана из змеиной кожи от храма храме бога войны Уицилопочтли. Воины Кортеса могли видеть, как их плененных соратников жрецы приносили в жертву на ступенях этого храма, убивая несчастных и вырывая их сердца. После этого жрецы объявили, что Уицилопочтли принял жертву и пообещал, что пройдет не более десяти дней, как все бледнолицые будут в плену у ацтеков. Воины Куаутемока настолько воодушевились этим предсказанием, что яростно бросились в атаку на позиции испанцев. Однако бледнолицые жители Пиренеев выстояли отведенные им десять дней. Поучилось, что бог Уицилопочтли обманул свой народ. И ацтеки пали духом, что позволило Кортесу завоевать их столицу. 13 августа 1521 года испанцы захватили Теночтитлан вместе с последним тлатоани Куаутемоком и рядом его верховных советников. Говорят, чтобы выведать, где ацтеки спрятали свои сокровища, испанцы подвергли пытке Куатемока и одного из его приближенных. Их посадили на раскаленные угли. Соратник повелителя ацтеков в какой-то момент уже дрогнул, и казалось, был готов выдать секрет, но Куатемок строго глянул на него и сказал: «А я что, на розах сижу?!» После этого местонахождение сокровищ так и осталось тайной.
Теночтитлан был впоследствии полностью разграблен и разрушен, Куаутемок в 1525 году был казнен, а империя ацтеков полностью покорена испанцами.

Под напором испанцев пало и государство инков. Правитель инков Атаульпа, попавший в плен, предложил руководителю испанцев Писарро за свое освобождение заполнить золотом помещение, в котором его держали в цепях. Писарро от удивления замешкался с ответом, тогда Атаульпа еще надбавил цену и пообещал вдобавок заполнить соседнюю комнату серебром. Конкистадор Писарро оказался хорошим торговцем, он сделал вид, что мерить серебро и золото комнатами для него привычное дело и начал торговаться, заметив, что второе помещение меньше, чем первое. С подлинно императорской щедростью Атауальпа пообещал заполнить вторую комнату серебром дважды. После этого Писсаро согласился на выкуп.
На протяжении более чем трех месяцев инки нескончаемым потоком несли и несли драгоценные металлы в Кахамарку. Говорят, что всего ими было принесено 6 тонн золота и 12 тонн серебра. Потом понадобилось еще более месяца, чтобы переплавить в слитки, принесенные ими золотые и серебряные изделия.
Однако даже все богатства страны инков не спасли Атаульпу. Писсаро проявил коварство и обманул его. После получения выкупа испанцы обвинили правителя инков в подготовке восстания и убийстве собственного брата Уаскара. Суд приговорил Атауальпу к смерти через сожжение. Однако Атауальпе было обещано сменить вид казни на удушение, если тот перед смертью примет католичество. Атауальпа согласился, так как в понимании инков сохранение тела было необходимо для жизни после смерти. 26 июля 1533 года испанцы «милостиво» задушили католика Атаульпу гарротой.

Террор индейских тлатоани и жрецов своего народа, сменился испанских террором. Европейцы оказались ничуть не гуманнее ацтекских правителей. В этой связи можно привести цитату из книги Бартоломе де Лас-Касаса «История Индий»:
«Когда же испанцам удавалось подойти к тому месту, где несчастные индейцы разбили лагерь, они яростно бросались на индейцев и вонзали мечи в их обнаженные тела, не щадя ни стариков, ни детей, ни беременных женщин, ни рожениц. А когда это массовое истребление заканчивалось и испанцы захватывали в горах тех немногих, которым удалось спастись от резни, то всех их заставляли положить на пень одну руку и отсекали ее мечом, затем то же самое проделывали с другой рукой либо до плеча, либо, оставляя торчать маленький обрубок, и говорили им: «Ну вот, а теперь идите и отнесите эти письма остальным», что должно было означать: «Идите и сообщите вашим соплеменникам, что их ожидает то же самое, что совершили над вами»; и несчастные, со стонами и в слезах, уходили, но лишь очень немногим (а может быть, и вовсе никому) удавалось выжить, так как они истекали кровью, а в горах не могли найти (и не знали, где искать) кого-либо из своих, кто остановил бы кровь и вылечил их; и вот, пройдя немного вперед, они падали замертво, и не было у них никакой надежды на спасение.
И еще у испанцев была странная черта — они получали удовольствие от совершаемых злодеяний, и каждый стремился проявить себя более жестоким, чем другие, и изобрести новые способы проливать человеческую кровь. Так, например, они сооружали большую, но невысокую виселицу, так чтобы пальцы жертв касались пола и петля не затягивалась до конца, и вешали сразу 13 человек в честь и в память Христа, нашего спасителя, и его двенадцати апостолов; и на них, повешенных, но еще живых, испанцы затем испытывали силу своих ударов и умение владеть мечом. Они разрубали им грудную клетку, так что внутренности вываливались наружу; другие совершали подобные же подвиги иными способами. Потом к жертвам, растерзанным, но еще живым, подносили огонь и сжигали их: обкладывали индейца сухой соломой, поджигали ее и заживо сжигали человека. А среди испанцев был один, который перерезал кинжалом глотку двум детям в возрасте около двух лет, а затем швырнул их, обезглавленных, о камни. Все эти и многие другие злодеяния, противные самой природе человека, видели мои глаза».