пʼятниця, 3 лютого 2017 р.

Лесные волки АТО: боевой путь 1-й танковой бригады

Лесные волки АТО: боевой путь 1-й танковой бригады
Отдельные танковые бригады в ходе войны на начальном этапе войны на Донбассе были одним из главных «козырей» командования. Бандформирования на тот момент не располагали эффективными противотанковыми средствами, имели слабую подготовку, поэтому танки можно было применять, что называется, поштучно. К сожалению, это сыграло плохую шутку, и когда у боевиков «вдруг» появились танки и поддержка артиллерии, то собрать танковый кулак оказалось практически невозможно. Что косвенно стало одной из причин неудачного хода летней кампании 2014 года.
Важную, но, увы, не определяющую роль в боевых действиях на луганском направлении сыграла 1-я отдельная танковая бригада Оперативного командования «Север» Сухопутных войск, местом базирования которой является пгт Гончаровское Черниговской области. Из-за эмблемы и бескрайних лесных массивов области эту бригаду очень часто называют «Лесные волки».
Формально часть ведет свою родословную от советского 292-го танкового полка времен Второй мировой войны, однако фактически в том виде, каком существует сейчас, была сформирована в 1997 году на базе 292-го и 280-го танковых полков.
Один из танков 1-й отдельной танковой бригады перед войной.
В период независимости Украины бригада была в числе лучших по подготовке и поддержании боевой готовности. Так, в 2000 году она вновь получила  почетное звание «гвардейская» (от него отказались уже в ходе войны на Донбассе), а по итогам рейтинга «Золотая фортуна» соединение наградили орденом «За трудовые достижения» (!) IV-й степени.
Нет ничего удивительного в том, что именно эта бригада была перевооружена на новейшие танки Т-64БМ «Булат», которые участвовали во всех парадах на День независимости. В отличие от той же 17-й отдельной танковой, которая на весну 2014 года имела в своем составе всего лишь один танковый батальон, 1-я танковая имела все три положенные по штату батальона: 1-й и 3-й на «Булатах» и 2-й на Т-64 разных модификаций — Б, БМ2, БВ. Всего это 125 танков, из которых 82 относительно новых «Булата». Кроме того, в части было очень много (несколько ротных комплектов) внештатных танков, собранных сюда из расформированных подразделений (как минимум из состава 128-й отдельной горно-пехотной бригады).
Что, кстати, позволило в конце 2014 года сформировать два отдельных танковых батальона в составе 169-го учебного центра и компенсировать боевые потери в ходе войны.
Кроме танковых батальонов, в составе бригады были также механизированный батальон, бригадная артиллерийская группа, зенитно-ракетный дивизион (2 батареи 2С6 «Тунгуска») и реактивный дивизион (БМ-21 «Град»).
Первой задачей черниговских танкистов в начавшейся в марте 2014 года гибридной войне стало прикрытие танкоопасного направления со стороны российской границы на Киев. По спешно разработанному плану мехбатальон был выдвинут непосредственно на границу для усиления пограничников, а танки собрали в районе одного из районных центров, где планировалось организовывать оборону. Из-за особенностей рельефа одно из основных направлений легко блокировалось подрывом мостов через Десну.
Не стоит останавливаться на том, с какими сложностями пришлось столкнуться при выводе бригады «из казарм» — не было достаточного количества аккумуляторов, многие механизмы не работали. Доходило до того, что нерабочие БМП на тралах ночью вывозили на границу и там окапывали как долговременные огневые точки. Тут на помощь, как и в других местах, пришли волонтеры, хотя область крайне специфична по национальному составу, так как находится на стыке трех государств — Беларуси, России и Украины.
К началу июля 2014 года, когда стало понятно, что на полномасштабное вторжение РФ не решится, а территория контроля на Донбассе постоянно расширялась, бригада была переброшена на луганское направление. Первой «горячей» точкой для черниговцев стал Луганский аэропорт.
«Булат» в Луганском аэропорту.
Однако, как уже отмечалось, командование отказалось от массированного использования танков, фактически раскидав танки для прикрытия блокпостов и используя «стальных монстров», например, для прикрытия колонн снабжения. Это привело, во-первых, к потере маневренности и как итог к утрате преимущества в численности и слаженности; во-вторых, позволяло боевикам действовать относительно небольшими мобильными группами.
Ярким примером такой тактики стали события 13 июля 2014 года, когда была предпринята очередная попытка прорыва к окруженному Луганскому аэропорту. Для этого была сформирована сводная группа десантников 80-й и танкистов 1-й бригады. Для поддержки прорыва артиллерией был нанесен удар по высотам около поселка Лутугино. Однако из-за недостатка разведывательных данных его эффективность была низкой. Фактически удар был беспокоящий.
Поэтому когда дозорная группа вышла в район Роскошного, она была встречена засадой. Попав под огонь противника, группа фактически потеряла управляемость, колонна остановилась, пехота рассредоточилась, а три танка Т-64БМ «Булат» самостоятельно продолжили движение. Итог был печальный — танкисты попали в гранатометную засаду, когда противник, который свободно маневрировал в придорожной «зеленке», мог выбирать ракурсы для поражения бронецелей. В результате каждый танк получил минимум по 4-5 попаданий РПГ-7 в борта. Головной танк, после того как была отстреляна динамическая защита, получил попадание в двигатель. Взрыв произошел на радиаторной решетке. Система автоматического пожаротушения не смогла сбить пламя, и танк полностью сгорел.
К сожалению, из машины не успел выскочить механик-водитель сержант Сергей Дусь, который до конца выполнял приказы командира. Его обгоревшее тело смогли вернуть только через некоторое время в результате обмена. Герой посмертно удостоен ордена «За мужність» 3-й степени.
Экипажи двух других танков вернулись к своим без потерь. Восстановив управление, колонна пошла дальше. В ходе дальнейшего движения в колонне были потеряны бронетранспортер БТР-80 и грузовик ЗИЛ-131 (расстреляны с ближней дистанции из РПГ). Всего в ходе боестолкновения в той колонне погибло шесть человек, еще несколько попало в плен.
Дальше были бои в районе Донецкого аэропорта осенью 2014 года. Тут «Булаты» и Т-64 стали мечом и щитом для колонн снабжения, которые прорывались прежде всего из Песок. Естественно, для незаконных вооруженных формирований и россиян именно танки всегда становились «целью № 1», тем более что все возможные пути были хорошо пристреляны артиллерией.
Бойцы бригады на подступах к Луганску — в с. Сабовка Славяносербского района Луганской области (ныне — в оккупации).
Не обошлось и без потерь как личного состава, так и техники. 4 октября одномоментно был потерян экипаж из 2-го танкового батальона 6-й роты. Один из очевидцев Иван Оверчук вспоминал: «4-5 октября (суббота и воскресенье) были горячими. В колонне двигалось три танка нашей бригады. Танк Володи Кунденко [наводчик-оператор сержант Кунденко Владимир Иванович. —  М. Ж.] был первым. Когда в него попал снаряд, танк подкинуло. Какая это сила? Это как железнодорожный вагон подкинуло, а потом ударило о землю. От удара оторвало башню, которая, падая назад, заблокировала внутри механика — он сгорел в танке. Из-за постоянных обстрелов добраться до экипажа смогли только через какое-то время».
Штрихи к этому описанию добавляет другой побратим — Виталий Павленко: «Славик [механик-водитель сержант Кривонос Станислав Григорьевич. —  М. Ж.] погиб сразу, а пацаны (Володя Кунденко и Юра Костюченко) выскочили из брони, но их настигли вражеские пули снайперов. А уже вечером мы прибыли с помощью. Но уже случилось непоправимое».
Важным моментом стало участие танкистов в боях под Дебальцево зимой 2015 года.
Отметим, что основную нагрузку в боях приняли на себя криворожские танкисты, а вот 1-я танковая была в резерве и привлекалась только для усиления, составляя вторую линию обороны под Светлодарском. Так, например, на южной окраине Луганского основу обороны составляли 8 «Булатов» 3-й танковой роты.
Тем не менее в боях черниговским танкистам пришлось схлестнуться напрямую с российскими «коллегами» из 5-й танковой бригады (более известной по СМИ как «бурятская» по основному личному составу и дислокации). В достаточно известном интервью Доржи Батомункаева достаточно ярко описаны бои в районе Логвиново: «Мы играли в карусель. Это такой тактический метод боевой стрельбы из танка. Три или четыре танка выезжают на рубеж открытия огня, стреляют, а когда у них заканчиваются боеприпасы, им на замену отправляют также три или четыре танка, а те загружаются. Так и менялись.
Но комбату не повезло. При выполнении карусели, когда стреляешь с танка... Танк -- очень капризная машина, бывает, что выстрел затяжной. Ты вроде стрельнул, а он не стрельнул ни черта. Просто не стреляет танк, тупо не стреляет и все. Первый танк выстрелил — бах, второй, третий танк — задержка. А их долбят укропы. И все. Комбат запрыгнул в свой танк, поехал — один танк он уничтожил, второй его уничтожил».
Танк бригады в Авдеевке, осень 2014 г.
Описание этого боя есть и с нашей стороны — от командира роты Александра Мороза: «Мы атаковали 12 февраля в 8 утра. Была прекрасная видимость. Мы развернулись строем фронта, мой „Булат“ шел посередине. 30-я бригада шла прямо на Логвиново, а мои танки прикрывали атаку левее села. Предварительных данных о позициях противника не было. Каждый контролировал свой сектор. Я высматривал цели из люка, мы опасались засады. Вблизи Логвиново, левее села, я заметил, как вражеский Т-72 внезапно открыл огонь по нашей пехоте. Это была наша цель. Я дал команду, и с дистанции в 900 метров мой наводчик Матюша уничтожил его с одного выстрела. Пожар, экипаж выпрыгивает, танк взорвался.
И тут сразу мою правофланговую машину накрыли. Вначале я увидел недолет по нашему танку справа. А затем прямое попадание в башню танка Костенко! Слава Богу, на „Булате“ сработала надежная динамическая защита „Нож“. Танк не просто уцелел, но он сохранил боеспособность и немедленно продолжил бой. Обстреляли и мою машину. Один снаряд пролетел совсем близко от меня — я почувствовал волну воздуха. Тут я увидел танк, который по нам стрелял. Он был недалеко от первого. Мы вместе с танком Костенко открыли огонь по этому танку — он начал отползать, появился огонь, вероятно, была пробита башня, и Крыщенко добил его осколочно-фугасным. Он не взорвался, но начал гореть. Расстояние между подбитыми танками противника было небольшим. На этом же рубеже вскоре себя обнаружил и третий танк — он тоже вышел на нас. Мы остановились и ожидали контратаку противника. Поэтому третью машину быстро уничтожил экипаж Ковальского. Бой под Логвиново занял не более 20 минут».
Первая потеря Т-64БМ в Роскошном, июль 2014 г.
Всего, по достаточно неполным данным, россияне потеряли в тех боях не менее восьми танков Т-72 современных модификаций. Потерь же 1-я бригада в технике не понесла.
Весной 2015 года бригада была переброшена на южное направление (в районе Волновахи), где находится во второй и третьей линии обороны и поныне.
Официальных данных по потерям техники на сегодня нет, по неофициальным (подтвержденным фото) на начало 2017 года бригада потеряла в боях 18 танков (15 Т-64БМ, 2 Т-64Б1В и 1 Т-64БВ), 2 САУ 2С3 «Акация» и 5 БМП-1. Еще три «Булата» при разных обстоятельствах захвачены боевиками, причем по крайней мере одна машина на сегодня находится в рабочем состоянии и эксплуатируется.
Потери личного состава составили 53 человека, из них 7 офицеров. По годам потери распределяются следующим образом: 36 человек погибли и умерли в 2014 году, 13 — в 2015-м и 4 — в 2016-м.