понеділок, 27 березня 2017 р.

Вороненков в предсмертном интервью "ГОРДОН": В России кричат, что нужно обменять меня на Сущенко, а если не получится – убить, как Бандеру

Вороненков в предсмертном интервью "ГОРДОН": В России кричат, что нужно обменять меня на Сущенко, а если не получится – убить, как Бандеру

Несколько минут назад в центре Киева был застрелен бывший депутат Госдумы Денис Вороненков, в октябре 2016 года покинувший Россию и получивший украинское гражданство. По трагическому стечению обстоятельств свое последнее, предсмертное, интервью он дал изданию "ГОРДОН", где рассказал, почему не боится смерти; что ему угрожало, если бы он не проголосовал за "присоединение" Крыма к России; как улизнул от ФСБ, которая за ним "семь лет следила", и почему Владимир Путин, "живой или мертвый", останется президентом до 2024 года.

Этот материал можно прочитать и на украинском языке
Денис Вороненков: Не отрицаю: я старался выжить в путинских реалиях. Единственное, о чем сожалею, что переехал в Украину поздно в 45 лет. Наверное, в прошлой жизни я был конформистом, пытался выжить в системе, хотя она всегда со мной боролась
Денис Вороненков: Не отрицаю: я старался выжить в путинских реалиях. Единственное, о чем сожалею, что переехал в Украину поздно – в 45 лет. Наверное, в прошлой жизни я был конформистом, пытался выжить в системе, хотя она всегда со мной боролась 
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Наталия ДВАЛИ 
Редактор, журналист
Еще полгода назад депутат Государственной думы РФ от фракции коммунистов Денис Вороненков считался типичным политиком путинского режима: строго следовал генеральной линии партии, выступал с трибуны с программной речью "Украина сегодня – это не только трагедия братского нам народа. Это урок всем нам!", голосовал за незаконное присоединение Крыма. А после внезапно пропал из публичного поля и объявился в Киеве уже как гражданин Украины.
В феврале 2017 года, впервые после исчезновения, Вороненков дал интервью нескольким украинским СМИ и заявил: уехал из России еще в октябре 2016-го, дал показания Генеральной прокуратуре Украины по делу о госизмене беглого экс-президента Виктора Януковича, отказался от российского гражданства и получил украинский паспорт в конце прошлого года. Вместе с Вороненковым покинула РФ и его жена – теперь уже бывший депутат Госдумы от "Единой России" и оперная певица Мария Максакова.
Сказать, что эта новость стала информационной бомбой – не сказать ничего. В России Вороненкова тут же объявили сначала в федеральный, а после в международный розыск. На днях Басманный суд Москвы приговорил его к заочному аресту по обвинению в мошенничестве с хищением здания стоимостью 127 млн руб. (около 58 млн грн). Имя Вороненкова не сходит ни с телеэкранов "киселев-ТВ", ни с первых полос российских СМИ. "Предатель" – это, пожалуй, самое мягкое, что звучит сегодня в российском телевизоре в адрес бывшего депутата-коммуниста.
В Украине появление Вороненкова вызвало не менее бурную реакцию. Активисты требовали объяснений от власти, на каком основании она во время войны с Россией дала гражданство представителю страны-агрессора, политику с такой биографией. Биография у Вороненкова и вправду неоднозначная: окончил Ленинградское суворовское военное училище и Военный университет Министерства обороны РФ, по образованию юрист, работал в военной прокуратуре и Федеральной службе по контролю за оборотом наркотиков. В 2011 году стал депутатом Госдумы VI созыва и членом комитета по безопасности и противодействию коррупции. Парламентские выборы 2016 года проиграл.
Были серьезные опасения, что меня в багажнике вывезут из Украины в Россию, а значит, я бы никогда не смог доказать, что это похищение
– В октябре 2016 года вы перебрались из Москвы в Киев, получили украинское гражданство, сидели тихо, нигде не светились и вдруг, пять месяцев спустя, начали активно раздавать интервью. Почему?
– Все началось с выступления генпрокурора Украины, в котором он сказал, что я дал показания в деле о госизмене Януковича.
– Юрий Луценко не называл вашего имени, лишь сказал о "двух депутатах Госдумы РФ, которые дали показания по делу Януковича". О том, что это вы и Илья Пономарев, стало известно позже.
– После заявления генпрокурора несложно было вычислить, кто эти два депутата Госдумы. Тем более что спецслужбы РФ контролировали каждый мой шаг, мой выезд из России вообще был в режиме спецмероприятия. Я работал в органах, обладаю навыками, понимаю, как это делается. Пока я сидел тихо, российские спецслужбы молчали, но я решил объявиться публично.
– Зачем?
– Были серьезные опасения, что меня в багажнике вывезут из Украины и доставят в Россию, а значит, я бы никогда не смог доказать, что это похищение. Такие прецеденты уже имели место. Поэтому после слов генпрокурора я выступил с программным заявлением на сайте "Цензор.НЕТ" и объявил, что стал гражданином Украины.
– То есть публичность вам принципиально важна как элемент безопасности?
– Безусловно. В данном случае христианская анонимность добродетели навредила бы всем. Думаю, что на процессе нужен живой свидетель Вороненков.

passport_01
В октябре 2016-го Вороненков перебрался в Киев, а спустя два месяца, в декабре, получил украинский паспорт. Фото: censor.net.ua


– Согласовывали с Луценко свое решение дать первое интервью после переезда в Украину?
– Конечно.
– И Юрий Витальевич не случайно заговорил о показаниях именно российских депутатов?
– Не случайно. Это слишком серьезные вещи, чтобы действовать эмоционально. Ничего случайного не было и не могло быть. В условиях постоянного попрания Российской Федерацией норм международного права генеральному прокурору Украины действительно непросто.
– В Украине много российских агентов и продажных чиновников, особенно в правоохранительных структурах. Откуда уверенность, что не хлебнете кремлевского чая с полонием, как бывший сотрудник ФСБ Александр Литвиненко, сбежавший в Лондон?
– (Смеется). Вы какая-то кровожадная! На Земле 100% смертность, и мы все рано или поздно умрем. Важно то, как и зачем мы жили. Иногда "как" важнее, чем "сколько". Зачем жить в постоянном страхе? Процитирую один известный фильм: "А это поможет?".
– Ну вы же оглядываетесь по сторонам, переходя дорогу, а не полагаетесь исключительно на судьбу.
– Хотите спросить, есть ли у меня гарантии собственной безопасности? Нет, их ни у кого нет. Сидел со мной в комитете Госдумы Луговой – подонок, который бегал по всему Лондону за своим другом Литвиненко и плеснул в его чашку полоний стоимостью 30 миллионов евро. Сейчас Лугового охраняет та же шестая служба Управления собственной безопасности ФСБ, которая фальсифицирует против меня уголовное дело.
В России любят повторять такую суггестию (психическое внушение. – "ГОРДОН"): "Ложь во спасение". Как я понял, тут очевидная ментальная деградация, теперь уже и убийство во благо. Россия – государство, которое так уничтожает людей. Что ж теперь, жить с постоянным страхом?
До войны почти каждый второй в СБУ был агентом ФСБ. С Россией буквально согласовывались все назначения
– Вы не кокетничаете, утверждая, что ничего не боитесь, или просто не хотите отвечать?
– Я действительно об этом не думаю. Я бывал в местах боевых действий, отвечал за 120 человек. И у меня не было ни одной потери. Есть квалификация, безусловно. Боевой устав сухопутных войск написан, можно сказать, кровью. Но есть и судьба, которую не перехитрить.
– У вас же семья. За детей не страшно?
– Понимаю, что в России система хотела бы меня уничтожить, сделать мне больно, чтобы я не мог дышать. В общем, это беспринципное сборище бандитов, в лице Управления собственной безопасности ФСБ, но думаю, что и они не имеют санкций, чтобы расправляться с моими детьми и женой в отместку за мой поступок.
– Как конкретно вы покинули Россию: сели в самолет в парике, с наклеенными усами и с чужим паспортом?
– (Смеется). Нет, ну что вы! Я ни от кого не прячусь. Открытость и публичность – главный залог моей безопасности.