субота, 14 січня 2017 р.

Боец из Донецкой области взял в плен 8 боевиков "ДНР" (ВИДЕО)

Боец из Донецкой области взял в плен 8 боевиков "ДНР" (ВИДЕО)

14.01.2017 12:38
Распечатать новость Уменьшить шрифт Увеличить шрифт
Боец из Донецкой области  взял в плен 8 боевиков "ДНР" (ВИДЕО)
Уроженец Мариуполя, разведчик, взявший в плен девять (!) боевиков, после тяжелого ранения — уже второго за время войны — чудом выжил, получив 70 осколков.
«Благодаря тому, что такие ребята стоят на передовой, мы можем выполнять свою работу в тылу, — заметил начальник полиции Донецкой области Вячеслав Аброськин, вручая именные часы Руслану Пустовойту, бойцу 54-го отдельного разведывательного батальона. — Это наш земляк, мариупольчанин. Именно он взял в плен сразу восьмерых боевиков». О Руслане пишет Егор Крушилин на "Фактах".

Мариуполец рассказал, как взял в плен сразу 8 "ополченцев".
"Это произошло минувшим летом, 27 июня 2016 года, — говорит Руслан Пустовойт. — Получив задание уничтожить блокпост противника, который неспроста именуют «Дерзким», я решил сначала провести разведку на местности. Война приучила меня всегда предполагать худшее, — увы, очень часто секретная информация о наших планах почему-то становится достоянием врага. И операции, которые, казалось бы, продуманы до мелочей, оборачиваются поражением с многочисленными потерями. Поэтому перед тем, как вести 150 человек на штурм непобежденного пока еще блокпоста, где, по данным разведки, находились 27 боевиков, я за несколько часов до начала операции вместе с четырьмя опытными разведчиками 54-го батальона пошел к месту проведения штурма.
Признаюсь, все подсказывало мне: нас ожидает засада. Даже сон тревожный снился. И уже садясь в машину, я подвернул ногу так, что не мог на нее ступить! Но, туго ее перемотав, все же прыгнул в джип. А приехав на место, убедился, что нас уже… ждут. Мы наткнулись на вражеский «секрет». Как выяснилось позже, такие «секреты» намеревались взять нас в кольцо, накрыв артиллерией.
Как только мы подошли к краю посадки, за которым начиналось поле, я увидел в траве растяжку. Было ясно, что установили ее не наши. И тут у меня за спиной раздались голоса. Я обернулся, и ствол автомата уперся мне… в лоб.
 Я, вообще-то, в разведку хожу в сепарской форме, которую добыл себе когда-то в Широкино. Сориентировавшись, что враг нас в это время здесь еще не ждал, я начал кричать не своим голосом: «Ты, собака, на кого автомат поднял?! Кто старший? Быстро ко мне командира!» — «Я командир», — направился один из них ко мне. По его ответам: «Да, так точно», я понял, что командуют этим «секретом» российские офицеры. И тут появляются мои бойцы — в нашей форме, в касках, в тактических очках. «Укропы!» — закричал один из боевиков, и мне ничего не оставалось, как положить его выстрелом в голову. Ребята уложили еще двоих. Пулеметчику я просто не дал сделать выстрел, придавив ногой его оружие. В живых осталось восемь боевиков. Держа на мушке остальных, представился им. Сказал, что я — из «Правого сектора», но детей не ем. По сравнению со мной, 46-летним дядей, большинство из них были детьми — лет до 30-ти. Я пообещал, что сохраню им жизнь, если они будут вести себя благоразумно. При упоминании «Правого сектора» глаза у этих парней округлились. Но спустя пару минут они убедились, что им придется принять мое предложение.
У командира отделения зазвонил телефон. Я велел ему поднять трубку. «Белка», это у тебя стрельба?" — «Нет. „Укропы“ выше прошли», — 25-летний командир блокпоста под названием «Белка» старался быть убедительным, но ему не верили. Когда он положил трубку, я связал каждому руки скотчем, а на того, кто шел впереди, надел свой бронежилет. Уговаривать никого не пришлось, потому что в окопе оставалась включенной рация, из нее доносилось: «На „Белку“ 120-й наводи!», «Ровняй „Белку“ с землей, я сказал, лишь бы „укропы“ не ушли!»
«Слышали? Вы — мясо», — сказал я пленным. И мы быстренько, на четвереньках гуськом потянулись к нашим. Едва дошли до середины поля, как оккупанты начали минометный обстрел. «Белку» «ровняли» до самой темноты.
«Да сколько их?» — наши остолбенели, увидев, что из окопа, как из сказочного ларца, выпрыгивают восемь (!) боевиков. Среди них двое оказались офицерами 9-го российского полка, они сдали нам 11 единиц своего оружия. Нас уже ждали сотрудники СБУ, контрразведки и мой фронтовой друг, лидер «Правого сектора» Дмитрий Ярош. Все обещали мне орден Богдана Хмельницкого. А я шутил: «Не отдам их! Это мои законные рабы!» Пленные, похоже, поверили.
Ордена я так и не дождался, хотя имею несколько наград, все неправительственные. Вскоре подписал контракт, вступив в 54-й батальон ВСУ вместе с 40 своими товарищами".