середа, 29 квітня 2015 р.

«За что нас убивают русские Горловка

«За что нас убивают русские?»

 8
Предприниматель из города Дебальцево задает вопросы президенту России.
Предприниматель из города Дебальцево, оставленного украинской армией после тяжелых боев, написал письмо Владимиру Путину.
ВАДИМ БАБЕНКО В ДЕБАЛЬЦЕВЕ ДО ТОГО, КАК УКРАИНСКИЕ ВОЙСКА ОСТАВИЛИ ГОРОД
"Я хотел бы вас спросить – вы вообще в курсе того, что творят ваши "ополченцы" в нашем некогда тихом городке? – спрашивает Вадим Бабенко президента России. – Вы владеете информацией о грабежах, убийствах и разбоях, чинимых "воинами Новороссии"? Вам, как президенту России, должно быть известно об этих событиях, вот ответьте мне, за что теперь русские так ненавидят нас, украинцев?
ВАДИМ БАБЕНКО С СЕМЬЕЙ
За что нас убивают русские? Что мы сделали вам плохого? Мы жили спокойной жизнью – работали, растили детей, и тут пришли русские и начали уничтожать наши города и села, убивать наших стариков и детей.
Неужели вам как президенту, как просто человеку не жалко нас? Мы ж до последнего были братьями, зачем вы столкнули нас лбами с нашими братьями-россиянами? Как мне, отцу троих детей, теперь своим детям говорить, что нас убивают русские солдаты?
Что мне ответить своему двухлетнему сыну на его слезы во время обстрела нашего города РСЗО "Ураган" с территорий, подконтрольных вашим войскам? За что мои продмагазины разграблены казаками Козицына? Неужели вам, как человеку, не жалко нас и наших детей?"
После того, как власть в Дебальцеве захватили сепаратисты, Вадим Бабенко был вынужден покинуть родной город. Свою историю он рассказал "Радио Свобода":
– Я – предприниматель с 2002 года. В Дебальцево у меня были два продовольственных магазина. Я активно поддерживал Украину, на Майдане был. Когда украинские вооруженные силы были в городе, тоже помогал, чем мог, нашим солдатам. У меня дома жили офицеры батальона "Полтава" и "Киевская Русь". За это теперь расплачиваемся. Когда зашло ополчение, сразу местные предатели: "Вот человек за Украину". Пришла военная комендатура, вынесли все из магазина. Ценное забрали себе, а что оставалось – крупы и все такое людям раздали. В одном магазине сейчас пункт раздачи гуманитарной помощи ДНР. Девиз у дэнээровцев и элэнэровцев: если у тебя есть что забрать, значит, ты наш клиент. Многие пострадали – даже те, кто их поддерживал. У нас есть такая предпринимательница, активно их ждала, они пришли – все то же самое, что и у меня: вынесли все из дома, в ее же автобус загрузили и вывезли.
– А ваш дом?
– В доме живет 15-я интернациональная бригада, позывной комбрига – "Абхаз". Они даже со мной наглость имеют созваниваться, местные предатели телефон дали. Звонят, спрашивают, где ложки, где вилки. А сейчас еще и в социальных сетях пишут: спасибо за дом, мы очень рады условиям.
– А кто на вас донес? Соседи?
– Мой работник в магазине, у меня лет 10 работал, дедушка-алкоголик. Только они зашли, он сразу белую повязочку нацепил как полицай в Великую Отечественную войну: "Вот Вадик с украинскими солдатами дружил". Они даже умудрились оружие подкинуть в магазин, прилюдно вынесли из подвала, показали четыре автомата, гранату. У меня не было этого ничего. Предлог искали. Я занимался военной реконструкцией, у меня форму нашли, с Великой Отечественной войны была советская форма майора ВВС и флаги Польши. Они начали говорить: ты фашист, у тебя фашистские флаги. О чем с ними разговаривать, если они флаг Польши не могут отличить?
– Вы находились в доме, когда его захватили?
– Нет, непосредственно контакта у меня с ними не было. Последние 20 дней я в подвале находился, потому что нереально было выйти на улицу, так били. Дите мое двухлетнее бегало и кричало по дому: папа, дядя бах-бах. И на небо показывает. Вывез дитя оттуда, семью вывез, а сам остался. Причем били не по позициям, где украинская армия стояла, а по городу: то "Грады", то "Смерчи" пролетали. Вокруг дома так легло, что и стекла побило, ворота. В гараж, в автобус мой попало. После этого я и вывез семью.
ПОЛУРАЗРУШЕННЫЙ ГАРАЖ В ДОМЕ ВАДИМА БАБЕНКО
– Сильно разрушен город?
– Практически на 80%. Славянск – это детский сад по сравнению с Дебальцево. Дебальцево очень сильно разбито. Местные прихвостни дэнээровские все ждали, что рай наступит. Кричали, что финские домики из России завезут. А рая не наступило. Дебальцево – единственный город, где газа нет в Донецкой области, мы углем топили свои дома. Ждали их, ждали: ни финских домиков, ни газа, ни зарплат, ничего нет.
– Патриотов Украины, сторонников Майдана, много было в Дебальцево, или вы чувствовали себя меньшинством в агрессивном окружении?
– Нас было процентов 10, кто за Украину. Остальные люди, малограмотные, забитые, кричали: "ДНР, ДНР!" Докричались. Сейчас нас намного больше. Я смотрю, даже в "ВКонтакте" есть группа "Дебальцево", многие люди прозревают, заявляют там, что не хотят ДНР, хотя раньше были сторонниками. Сейчас уже понимают, реально увидели. Но поздно, как говорится, пить боржоми.
– А зачем эти люди, которые захватили ваш дом, вам звонят? Только ложки ищут?
​– Поначалу угрожали. Я начал нормально: "Давай с тобой поговорим. Ты кто такой? У меня два высших образования, я отец троих детей, я люблю свою родину, это моя земля, я тут родился. Давай, объясни мне, кто ты". Он начинает рассказывать: "Я с Красноярска". – "А где ты учился, что ты заканчивал?" – "Я сварщик". – "А где ты работал?" Я так понял, что не работал он, никому не нужный человек, зато с оружием в руках. Открыто заявил, что он из Красноярска. Я говорю: "А как ты пришел на мою землю, выгнал меня из моего дома, оставил моих детей без средств к существованию?" Там люди малограмотные, они никогда ничего не имели, а тут увидели, что можно бесплатно все забрать, машину, автобус. У меня автобус забрали, из дома все вывезли. Я уезжал из Дебальцево на легковой машине, вещи для троих детей забрал и все. Я в розыске нахожусь в ДНР, в милиции портрет мой висит, что типа террорист украинский. Больно смотреть, какие люди у нас идиоты. Сами захотели эту ДНР, получили и теперь сидят и не знают, что делать. Все разбито, инфраструктура, предприятия, а они сидят. Даже сами себе не могут признаться, что они идиоты. Начальник милиции нашей – это мой бывший друг, порядочный человек, в голове у него непонятно что, а так он нормальный. Лишился своей семьи. Звонил мне пьяный, плакал, рассказывал, что и жены нет. Видишь, Андрей, говорю, ни семьи нет, ни флага, ни родины. Даже родная мать с ним не общается из-за того, что он в ДНР. Хотя он нормальный человек, не взяточник, как у нас обычно в милиции, просто в голове такое произошло у человека.
– Битва за Дебальцево началась сразу после подписания Минских соглашений. Почему город сдали?
​– Думаю, что в Минске вопрос был решен по Дебальцево. Дебальцево – это самая высокая точка Донецкого кряжа, к тому же крупный железнодорожный узел. В артиллерийской науке высота значит очень многое: кто находится на высоте, тот и побеждает. Дебальцево отсекало ЛНР от ДНР, а теперь они объединились. Мне досадно, что украинская власть нас не предупредила. Сказали бы: патриоты, украинцы, уходите из города, город будем сдавать. Мы бы хоть что-то вывезти успели. А так с вещами носильными уехали и все. Украинскую армию из города выбивала русская армия, регулярная армия. Я со многими товарищами общался из наших вооруженных сил, которые непосредственно на передовой стояли. Говорят: они начали нас мелкими диверсионными группами расшатывать, то в одном месте ударят, то в другом. Мы пока туда на прорыв кидаем резервы, они в другом месте. А у наших просто не было скоординированности: милицейские батальоны отдельно, у них свое командование, у вооруженных сил – свое. Если бы было как единое целое, никогда бы их не выбили. Но воли не было, и получилось вот так. У меня столько ненависти к русским, хотя еще год назад – что украинский, что русский, я считал, что это одинаково. А сейчас нет, я украинец. Русские, кто поддерживает войну в Украине, те враги нам. Я готов был идти воевать, но у меня трое детей остались без ничего. Мой близкий товарищ, майор милиции, он служит в батальоне "Золотые ворота", у него тоже дом разрушили. Хотя большинство воюют в ДНР. Это отбросы общества. Так нельзя говорить, но я их всех знаю поименно. Они были никем, тут им дали оружие, и они сразу стали всем. Захотел машину – пошли, забрали машину, захотел пойти в магазин и водку забрать – пришли, забрали. Я просто в шоке, как Путин мог допустить, что такое произошло? Банды в городе. В городе сейчас шесть банд – ДНР, ЛНР, казаки, просто ужас что творится. И местные предатели поодевали повязочки беленькие и ездят, где жили украинские патриоты, дома их грабят.
– А российские войска остаются в городе, или они в феврале же и ушли?
– Сейчас знаков различия особо нет. Казаки ходят. Город они поделили между собой, несколько дней назад была перестрелка на блокпосту, погиб один "новороссовец". Мы сначала думали – диверсионная разведывательная группа наша, оказалось, казаки с дэнээровцами что-то по пьяни не поделили, перестрелка началась, один погиб. Вроде русских регулярных войск нет, но техники очень много. Восстановили железнодорожный узел, транзит восстановили, Луганск с Донецком соединили, теперь составы прибывают в Дебальцево и там выгружаются. Очень много техники вокруг города стоит на окраинах. Три комендатуры сейчас у нас, они город разделили, теперь часть города к ЛНР относится, вторая площадка – к ДНР, хотя этот поселок к Дебальцево всю жизнь относился. Буханка хлеба на два дня на человека дается. Поначалу давали просто гуманитарную помощь российскую и разграбленное с магазинов. Сейчас нет – пойди, отработай трудодень, получи паек, полбуханки хлеба дают, крупа какая-то, не сильно много, совсем бедно.
– Вадим, как вы думаете, скоро закончится эта история с "ДНР" или это надолго?
– Закончится, когда закончится российская поддержка, буквально в течение двух-трех дней. Многие товарищи мои дебальчане говорят: нам уже все равно, кто будет. Нет, так нельзя, надо, чтобы была тут Украина, наша родина, которая вам дала все. Вы и образование получили, и детей своих тут выращиваете. Эти вам ничего не дадут. А это обывательское мнение: а пусть абы кто, лишь бы не стреляли. Вот из-за этого все там и происходит, из-за того, что нас воспитывали на блатных песнях, на "Бригаде". У нас до начала конфликта блатные руководили. Приезжали, деньги с предпринимателей снимали.
– Поэтому вы решили на Майдан поехать?
​– Да. 30 ноября избили студентов, а 1 декабря я уже был на Майдане. Впервые видел такое скопление людей. В тот день, говорят, до миллиона было. Все люди как братья. У меня нога болела, прихрамывал, люди незнакомые подходили: вам помочь? Многие жилье предлагали. Все в едином порыве были, власть Януковича мы сбросили. Если бы не влез Путин и не поднял наш маргинальный Донбасс! Я раньше гордился, что я в Донбассе жил. В армии когда служили, нас всегда спрашивали: "Вы откуда?" – "С Донбасса". Мы гордо об этом говорили, а сейчас мне стыдно об этом сказать. Стыдно из-за того, что люди малограмотные кричали: мы всю Украину кормим. В конце концов оказалось, что Донбасс полностью дотационный был. А наши люди... Я вам скажу кратко, какие у нас люди: утром проснулся в 6 утра, пошел на работу, в 12 часов дня он уже полупьяный, к концу рабочего дня он полностью пьяный. Пришел домой, подебоширил, побил жену, детей, дети плачут, жена плачет, он лег спать. Утром проснулся в 6 утра, и опять то же самое. Вот такой цикл у них, вот такие люди. Дальше все кричали: вот бандеровцы идут. Так преподнесли, что бандеровцы – это люди, которые детей варят в котлах. Как такое можно сказать? Я говорю: вы просто никто не были в западной Украине, а я там и в армии служил, и за машинами туда ездили, там люди очень доброжелательные, нормальные, такие же украинцы, как и мы, только они по-украински разговаривают, а мы по-русски, но и они украинцы, и мы украинцы. Я за машинами сколько раз ездил и в Луцк, и в Ровно. Приезжаешь, люди встречают, первый раз тебя видят, домой ведут к себе. Машину покупал, по телефону созвонился, незнакомый человек домой, в семью свою привел. Мы удивлялись: а вдруг мы бандиты какие-нибудь, а нас вот так принимают там. А нашим идиотам, вот этому населению, алкоголикам, маргиналам, преподнесли, что это убийцы. Сейчас слили искусственное озеро, чтобы искать привязанных к камням и брошенных в воду мертвых девушек, изнасилованных ВСУ. Представляете, какое развитие у людей – думать, что украинская армия насиловала, убивала и в озеро бросала. Мне стыдно, что я с этими людьми рядом жил, стыдно за этих людей.
ВАДИМ БАБЕНКО НА МАЙДАНЕ
– Вадим, что вы думаете делать? Хотите вернуться в Дебальцево?
– Я туда возвращаться не хочу. Мне сложно с этими людьми рядом находиться. Я думаю, как только русские уйдут, сразу там все закончится, и эти поубегают. Помните, в конце 1980-х еще судили полицаев со времен Второй мировой войны, даже у нас в городе помню случай, мы детьми были. Он уже дед старый, а его КГБ вычислил. Так и этих будут судить. Я думаю, все ответят за это.
– Почему вы решили написать Путину?
– Я писал и Порошенко, и Яценюку писал: заберите мою семью, пристройте куда-нибудь, а я готов воевать, это моя земля. Тишина. Путину письмо написал без уважения, просто: Владимир Владимирович, я такой-то такой-то. За что вы нас так ненавидите? Что мы вам сделали? Я считал вас братьями, а теперь как нам быть? Вы представляете, мне письмо пришло, ответ от секретаря Путина: ваше заявление зарегистрировано, согласно закону об обращении граждан вам будет дан ответ в течение двух месяцев. Но еще не было ответа.